Пятница, 09.12.2016, 08:00Главная | Регистрация | Вход

Форма входа

Логин:
Пароль:

Ключевые слова

Мини-чат



Славянское Время

Наши Праздники

Фаза луны

Поиск по сайту

Коляды Дар 7525

Живая Буквица

х'Арийская Каруна

Галерея

Алтайский мёд

Рунические Обереги



Славянские Рунические обереги на заказ

Старая ВѢра

Наследие Предковъ

Мудрословие

Наше Потомство

Здрава

Музыка Света

Русь в картинах

Славянский софт

Русский Домострой

Деревенская Жизнь

Запретные находки

Выживание

Наш Опрос

Нужно ли уезжать из города на землю?
Всего ответов: 1719

Славянская музыка

АудиоВѢды

Коловрат ТВ

Наши Друзья

Кнопка сайта



РОДобожие - Славяно-Арийская Культура - Наследие Предковъ.

Помощь сайту


Купить Алтайский мёд с личной пасеки

Ваша помощь
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку
Яндекс Деньги: 410011010026666

Сегодня были

Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0




Рейтинг Славянских Сайтов



Голосуйте за наш сайт в каталоге Rubo.Ru















Яндекс.Метрика
Наследие Предковъ
Главная » Статьи » ВеРА » Старая ВѢра (Инглiизмъ)

Славянские Боги, колдуны, богатыри, злые и добрые Духи. Часть 9.

Черт (бес)

славянская мифология, нечистая сила, зло, беда, черт, бес, дьявол

Нечистая сила, олицетворение всего зла, подстерегающего человека.
В народном сознании глубоко укоренилось верование, что сонмы злых духов неисчислимы. Очень мало на Божьем свете таких заповедных святых мест, в которые они не дерзали бы проникать; даже православные храмы не освобождены от их дерзких нашествий. Эти бесплотные существа, олицетворяющие собою самое зло, — исконные враги человеческого рода; они не только наполняют безвоздушное пространство, окружающее вселенную, не только проникают в жилища, делая многие из них необитаемыми, но даже вселяются в людей, преследуя их беспрестанными искушениями. Насколько многочисленны эти незримые людские ненавистники, можно судить по богатству самых разнообразных прозвищ этой нежити, лукавой и нечистой силы. Более сорока имен черта насчитано В.И.Далем в его "Толковом словаре великорусского языка": нежить, нечисть, злой дух, демон, сатана, дьявол, князь тьмы, царь ада, ворог, лукавый, нелегкий, морока, лихой, шут, шайтан, черная сила, черный и так далее, и тому подобное!
В деревенских избах в старину почти невозможно было найти таких сосудов для питьевой воды, которые не были бы покрыты если не дощатой крышкой или тряпицей, то, в крайнем случае, хоть двумя лучинками, положенными "крест накрест, чтобы черт не влез". Равным образом, среди русского простонародья нелегко было натолкнуться на такого рассеянного или забывчивого человека, который, зевнувши, не перекрестил бы своего рта, чтобы святым знамением заградить туда вход нечистому духу. То же самое, с произнесением слов "свят, свят, свят", исполняется и во время грозы при каждом раскате грома, так как черт боится молнии и прячется за спины людей, чтобы Господь не поразил его. Эти обычаи и приемы столь же древние, как само христианство на Руси, но вера в темную, злобную силу восходит к еще более древним временам.
Хотя чертям для их похождений и отведена, по народному представлению, вся поднебесная, тем не менее у них имеются излюбленные места для постоянного или особенно частого пребывания. Охотнее всего они населяют те трущобы, где дремучие леса разрежаются сплошными полосами недоступных болот, на которые никогда не ступала нога человеческая. Здесь, на трясинах или заглохших и заросших озерах, где еще сохраняются пласты земли, сцепленные корнями водорослей, неосторожного охотника и дерзкого путника засасывает вглубь подземная сила и прикрывает сырым и холодным пластом, как, гробовой доской. Тут ли не водиться злой дьявольской силе, и как не считать чертям такие мочаги, топи, ходуны-трясины и крепи-заросли благоприятными и роскошными местами для надежного и удобного жительства?
"В тихом болоте черти водятся", — верит народ. "Было бы болото, а черти будут", "Не ходи при болоте: черт уши обколотит", — советует множество пословиц. "И вылез бы черт из болота, и пошел бы в деревню к мужику на свадьбу, да попа боится", — выдают за истинно проверенное наблюдение.
Болотные черти живут семьями: имеют жен, плодятся и множатся, сохраняя свой род на бесконечные времена. С их детьми, бойкими и шустрыми чертенятами (хохликами), такими же черными, мохнатыми и в шерсти, с двумя острыми рогами на макушке и длинным хвостом, не только встречались деревенские русские люди, но и входили с ними в разнообразные сношения. Образчики и доказательства тому в достаточном количестве разбросаны в народных сказках и, между прочим, в известной всем пушкинской сказке о работнике Балде. Один солдат строгих николаевских времен, проносил чертенка в тавлинке целый год со днем.
Некоторые уверяют, что черти востроголовые, как птицы сычи, а многие, сверх того, уверены, что эти духи непременно хромые. Они сломали себе ноги еще до сотворения человека, во время сокрушительного падения всего сонма бесов с неба.
Черти летели с неба сорок дней и сорок ночей, и, кто где упал, тот там и остался хозяином: водяные в воде, домовые в доме и т.д. Так как на землю было свержено нечистой силы очень много, то она, во избежание вражды и ссор, очертила свои владения кругом. Этот круг возымел особое действие и силу: всякий, попавший в него и переступивший след нечистого, обязательно блуждает и без помощи особых средств из него не выйдет, не избавится от дьявольского наваждения.
Когда народная фантазия наделила чертей многими человеческими качествами, последовательность воображения потребовала новых уподоблений. Бесспорно решено, что эти духи подвержены многим людским привычкам и даже слабостям: любят ходить в гости друг к другу, не прочь попировать. На своих любимых местах (перекрестках и росстанях дорог) черти шумно справляют свадьбы (обыкновенно с ведьмами) и в пляске поднимают пыль столбом, производя то, что мы называем вихрями, или же встречниками.
При этом люди, бросившие в эти пыльные столбы ножи или топоры, удачно разгоняли свадьбу, но на том месте всегда находили следы крови, и после того какая-нибудь слывущая ведьмой колдунья долго ходила либо с обвязанным лицом, либо с подвязанной рукой.
На пирах, устраиваемых по случаю особенных побед над людьми, равно как и на собственных свадьбах, старые и молодые черти охотно пьют вино и напиваются; а сверх того, любят курить табак. Самое же любимое занятие, превратившееся у чертей в неутолимую страсть, — это игра в карты и кости. В игре для чертей нет удержу и не установлено законов: проигрывают все, что есть за душой (а душа им полагается настоящая, почти такая же, как у людей). Впрочем, дьявольская сила виновна в изобретении и самого вина, и табачного зелья, да и нечистая игра в карты с передержкой и подтасовкой отнесена прямо к бесовским же вымыслам.
Черти устраивают против людей всякие козни и исполняют главное свое назначение, состоящее в многообразных искушениях. Дьявольская сила одарена способностью превращений, то есть черти могут совершенно произвольно сменять свою подозрительную и страшную бесовскую шкурку, принимая личину, сходную с людскою, и вообще принимая формы, более знакомые и привычные для человеческого глаза.
Всего чаще черти принимают образ черной кошки, почему во время грозы догадливые деревенские хозяева всегда выбрасывают животных этой масти за дверь на улицу, считая, что в них присутствует злой дух (отсюда выражение, что при ссоре пробегает между людьми черная кошка). Не менее того черти облюбовали образ черной собаки, свиньи, змеи, волка, сороки и других черных животных. Перевертываются они даже в клубки ниток, в вороха сена, в камни и т.д. Вообще черти принимают самые разнообразные формы, какие только способно допустить пылкое людское воображение, однако же не без некоторого ограничительного законного предела. Такой предел существует и упорно оберегается: не всегда, например, решаются черти представляться коровой, самым дорогим и полезным домашним животным, да подобному перевертышу и самая глупая баба не поверит. Не дерзают злые духи прикидываться петухами — вестниками приближения светлого дня, который столь ненавистен всякой злой силе, и голубями — самой чистой и невинной птицей в целом мире, памятуя, кто удостаивал принимать на себя образ этих милых и ласковых воркунов из царства пернатых (имеется в виду Всевышний). Точно так же никто не видал злой нежити в ослиной шкуре, так как всей их нечистой породе, со времени явления Христа на земле, стало известным, что сам Господь благоволил избрать осла для своего победоносного шествия во Святый град к прославлению своего божественного имени и учения.
Какой бы образ ни принимал на себя дьявол, его всегда выдает сильный, очень громкий голос с примесью устрашающих и зловещих звуков ("дух со страху захватывает"). Иногда он каркает черным вороном или стрекочет проклятой сорокой. По черному цвету шерсти животных и птичьих перьев тоже распознается присутствие хитрых бесов, и притом именно бесов, потому что, например, колдуны и ведьмы, в отличие от чертей, бывают чаще перевертышами белых и серых цветов. Зато при всяком превращении черти-дьяволы так искусно прячут свои острые рожки и подгибают и свертывают длинный хвост, что нет никаких сил уличить их в обмане и остеречься их.
Смущать человеческий род соблазном или завлекать лукавством — прямая цель дьявольского пребывания на земле. Искуситель всегда налицо: зазвенело в левом ухе — это он летал сдавать сатане грехи того человека, сделанные за день, и вот теперь прилетел назад, чтобы снова стать на страже и выжидать случая и повода к соблазнам. Искуситель, по народному представлению, неизбежно находится у человека с левого бока и шепчет ему в левое ухо о таких злых деяниях, какие самому человеку и в ум не пришли бы без коварных наветов черта. "Черт попутал", — говорят все, испытавшие неудачу в начинаниях, те, которые нежданно впали в прегрешение.
Во всякого человека, которого бьет хмелевик (страдает запоем), непременно вселяется черт, и владеет он запойным в полную силу: являясь в человеческом виде, манит его то в лес, то в омут. А так как бес выбирает себе место прямо в сердце, то и не бывает тому несчастному нигде покоя и места от страшной тоски. Пока догадаются исцелить такого человека единственным надежным средством — отчитыванием, то есть пока не прочитают над ним все псалтыри три раза, коварный враг человеского рода не перестанет смущать его и производить свои козни.
"Черту баран", то есть добровольная жертва беса, — самоубийца, тот, кто совершает поджог, убийство по злой воле (по внушению дьявола). Все душевнобольные и ненормальные суть люди порченые, волею которых управляет нечистая сила, кем-либо напущенная и зачастую наталкивающая на злодеяние — себе на потеху. Тешат эти люди черта — делают из себя для него "барана" — в тех случаях, когда вздумает бес прокатиться, погулять, потешить себя, а то и просто возить на них воду, как на существах совершенно безответных, беззащитных, подобно овцам, и вполне подчиненных. Для того-то, собственно, и выбрано это самое кроткое, безответное животное. Оно же у бесов любимое, в противоположность козлу, которого черти боятся от самого сотворения мира (вот почему держат до сих пор козлов на конюшнях). Кроме того, на самоубийцах на том свете сам Сатана разъезжает таким образом, что запрягает одних вместо лошадей, других сажает за кучера править, а сам садится на главном месте вразвалку, понукает и подхлестывает. Когда же Сатана на своем троне в преисподней, то всегда держит на коленях Иуду, христопродавца и самоубийцу, с кошельком в руках, из которого всем бесам отпускаются деньги на разные расходы по делу соблазнов и взысканий за содеянное грешными людьми, чтобы вернее и удобнее попали во власть нечистой силы все утопленнки и удавленники, заложные покойники — их стараются похоронить там, где они совершили над собой тяжкий грех самоубийства, причем погребают этих несчастных под голою насыпью, совсем без креста и вне кладбищенской ограды.
Первыми жертвами при забавах нечистой силы являются обыкновенно пьяные люди; однако черт любит, говорят, пьяных, потому что таких людей ему легче наталкивать на всякий грех.
Любимейшее занятие чертей — соблазнять женщин. Стоит поскучать молодой бабе по ушедшем на заработки муже, в особенности вдове по умершем, как бесы и готовы уже на утеху и на услуги. Пользуясь способностью перекидываться (принимать на себя всякие личины) и ловкостью в соблазнах и волокитствах, бесы добиваются полных успехов. Помогает в таких случаях накинутый на беса лошадиный недоуздок. Нащупывают у соблазнителя спинной хребет, какового обычно у этих оборотней не бывает. Помогает чертополох — колючая сорная трава, равно ненавистная всей нечистой силе. Приглашают также в дом священника служить молебен; пишут во всех углах мелом и дегтем кресты...
Рассказывают, что иногда и сами черти налетают на беду и остаются в дураках: убегают от сварливых и бедовых баб опрометью, добровольно и навсегда. От подобной связи рождаются черные, глупые и злые дети, которые могут жить очень недолго, так что их даже никто не видит.
В некоторых местностях существует глубокая уверенность в том, что на всякую болезнь полагается особый дух и что каждый из этих духов имеет свой вид, например, для лихорадки — вид бабочки, для оспы — лягушки, для кори — ежа и т.п. Сверх прочих существует еще особенный бес, насылающий неожиданные и беспричинные острые боли, пробегающие схватками в спине, руках и ногах. Такой бес называется приткой (отсюда и обычное выражение "попритчилось"). Для пьяниц черти приготовляют в водке особого червя (белого, величиной с волосок): проглотившие его делаются горькими пьяницами и т.п.
Все болезни, которыми чаще всего страдают женщины, как например, кликушество и вообще порчи всякого рода (истерии), приписываются, бесспорно, бесам. Причем сами женщины твердо и непоколебимо убеждены, что это бесы вселились внутрь испорченных, что они вошли через неперекрещенный рот во время зевоты или в питье и еде. Подобные болезни ученые доктора лечить не умеют; тут помогают только опытные знахари.
Хотя и придумана давно деревенская пословица: "Богу молись, а черта не гневи", — но существует и такая истина, которая выше всякой греховной болтовни и легковесных правил: "Без Божьей воли и волос на голове человека не пропадает". Бесовскому влиянию положен известный предел, и самое пребывание нечистой силы на земле ограничено определенными сроками.
Так, еще повсюду сохранилось убеждение, что при благовесте в церквах, после третьего удара, вся бесовская сила проваливается в преисподнюю. В то же время сознательно держится вера, что ко всякому человеку при его рождении приставляется черт и ангел.
Оба они не оставляют человека ни на одну минуту, причем ангел стоит по правую сторону, а дьявол — по левую. Между ангелом-хранителем и дьяволом-соблазнителем стоит постоянная вражда. Каждый из них зорко следит друг за другом, уступая сопернику лишь в зависимости от поведения человека: радуется, умилясь, ангел при виде добрых дел; осклабляется, хохочет и хлопает в ладоши довольный дьявол при виде послушания его злым наветам.
Ангел записывает все добрые дела, дьявол учитывает злые, а когда человек умирает, ангел спорит с дьяволом о грешной душе его. Кто из двух победит — известно единому Богу.
Впрочем, до того времени на всякий час готово для утешения молитвенное слово: "Ангел мой, сохранитель мой! Сохрани мою душу, укрепи мое сердце на всяк день, на всяк час, на всякую минуту. Поутру встаю, росой умываюсь, пеленой утираюсь Спасова Пречистова образа. Враг-сатана, отшатнись от меня на сто верст — на тысячу, на мне есть крест Господень!"

Числобог

славянская мифология, числобог, время, покровитель, бог, солнце, месяц

Славяне почитали его как покровителя течения времени. Было у него два лица: одно — подобное солнцу, другое — полумесяцу, ибо солнце отмеряет течение дня, а луна — ночи.
Жрецы Числобога ведали тайные, древние науки счета дней, месяцев, лет. Они содержали в порядке большие солнечные и лунные часы, которые посвящены были загадочному Числобогу.
Пред храмом его высаживали великое множество самых разнообразных цветов, которые открывали свои венчики в разное время суток, от раннего утра до позднего вечера.
И узнать, который теперь час, можно было, поглядев на эти удивительные цветочные часы, равных которым по красоте не создано до сих пор.

Чудинко (пуганко)

То же, что и кикимора, воплощение злого начала. Плохие люди закладывают его в виде маленькой тряпичной или деревянной куклы под бревно дома во время строительства. Чудинко пугает жильцов по ночам стуком и треском. Особенно силен он в заброшенных домах. Избавиться от него можно, только уничтожив куколку. Те, кому надоедают проказы чудинка, должны звать знахаря на подмогу или, на худой конец, колоть вилами в нижние бревна избы с приговором: "Вот тебе, вот тебе, за то-то и вот это!"

Чудо морское

славянская мифология, подводное чудовище, чудо морское, рыба, щука

Подводное чудовище, иногда олицетворяемое щукой или другой невероятной рыбою. Древнему человеку туча казалась щукою — великаном, проглотившим прекрасное светило дня. Проглотив его, чудовище места себе не может найти от жара, сжигающего все его внутренности; оно мечется из стороны в сторону, пышет огнем, истекает горючими слезами и, наконец, в полном изнеможении — выбрасывает полоненное солнышко на свободный простор, исчезая с просветлевшего неба-моря.
В славянских преданиях встречается чудесная рыба, порождающая сказочных богатырей. Так, например, рассказывается, что жила-была на белом свете одна царица, у которой не было детей, а она только и желала одного счастья на земле — просила-молила у Бога сына. Привиделся ей вещий сон, что надо для этого закинуть в море синее шелковый невод и первую вынутую из невода рыбу съесть. Рассказала царица этот сон своим приспешницам, приказала закинуть невод: попалась всего одна рыба, да и та не простая, а золотая. Зажарили ее, подали на обед царице, стала та ее есть да похваливать. Объедки, оставшиеся после царицы, доела стряпуха-кухарка; доела — вымыла посуду, вынесла помои любимой черной корове. И вот дался царицын сон в руку, — в один и тот же день родились на белый свет три сына: Иван-царевич, Иван-кухарчонок да Иван-коровьин сын. Шло-проходило время; выросли они, выровнялись все молодец в молодца, стали богатырями могучими.
Русский сказочник-народ придает иногда щуке такую сверхъестественную, всеобъемлющую силу, что только диву даются все видящие проявление этой последней. Попадается такая чудодейственная рыба в руки, все равно — хоть Ивану-царевичу, хоть Емеле-дурачку — изменяет она обычной немоте своей сестры-братьи, начинает голосом провещать человеческим: "Отпусти меня в воду, пригожусь тебе!" — говорит. Научает она произносить всякий раз, как только понадобится ее помощь, слова: "По моему прошенью, по щучьему веленью!" Всякое-де желание, связанное с этими волшебными словами, исполнится немедленно. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; но глубоко запали в память народную эти слова, еще до сих пор то и дело можно услышать присловье — "по щучьему веленью" — относящееся ко всему, совершающемуся с поразительной быстротою. Таковым — из ряда вон выходящим — почетом окружает охочий до сказок пахарь-народ заставляющую не дремать кроткого карася прожорливую представительницу царства рыб.
Со всякой, даже самой обыкновенною щукой-рыбою связывается в народном представлении та или другая примета. Если попадется зубастая хищница при весеннем, первом после вскрытия вод, улове, то на нее обращается особое внимание. Вспарывает рыбак ей брюхо — смотрит, много ли икры. Толще икряной слой к голове — это говорит о том, что урожайнее будут ранние посевы в яровом поле; к хвосту собирается комком икра — надо переждать, сеять попозднее; если же вся икра поровну разложена, когда ни сеять, все равно: уродится хлеб и в том, и в другом случае такой, что "до Аксиньи-полухлебницы" (24-го января) не хватит. Хребтовую кость щучью, советует посельщина-деревенщина, умудренная жизнью прадедов, вешать на воротной притолоке (от морового поветрия); щучьи зубы, по уверению знахарей-ведунов, вернее верного оберегают носящего их в ладанке на шее от укушения ядовитых змей.
К зубастой щуке приравнивает деревенский люд и такое явление природы, как срывающий с крыш солому вихорь буйный: "Щука хвостом махнула — крышу слизнула, лес до сырой земли согнула!" — говорит он. Коса острая и кривой серп, под корень срезающие злаки-былья, также вызывают в воображении народа краснослова сравнение с прожорливой хищницею царства рыб: "Щука-хапуга" (коса) хвостом (лезвием) мигнула — леса (травы) пали, горы (копны) встали!", "Щука (серп) прянет, весь лес (нива) вянет!"
"Чудом морским" называет иногда народ и угорь-рыбу, и диковинную железницу.
На утренней ранней зорьке выметывается угорь-рыба в Семен-день на берег и ходит-перескакивает по лугам на три версты, по росе. Смывает-сбрасывает с себя она все свои лихие болести — на пагубу человеку. Потому-то и не советуют знающие люди выходить до спада росы в этот день на берег реки. Угорь слывет на деревенской Руси запрещенной рыбою. Можно его есть, говорят сведущие старики, только тогда, когда "семь городов наперед обойдешь — никакой яствы не найдешь", да и тогда запрещается вкушать голову и хвост угря. Народное суверие принимает его за "водяного змея, хитрого и злобного", поясняя при этом, что за великие прегрешения этому змею положен запрет на жало: "не жалить ему веки вечные, ни человека, ни зверя". Знахари заставляют угря быть вещим помощником их гаданий: они кладут его на горячие уголья и, по направлению его прыжков, стараются обозначить место, где укрыта похитчиком какая-либо пропавшая вещь.
Железница водилась в Волге в незапамятные времена, иначе ее называли бешеной рыбой. Уверяют, что, кто эту рыбу съест, тот непременно сойдет с ума, поэтому, выловив железницу, ее снова бросают в воду.

Чума

Приближаясь к городу или деревне, она точит свои стрелы, и кому случится выйти на ту пору в поле — в того и стреляет, а затем уже входит в самое село или город. Оттого первые заболевающие страшным недугом бывают приезжие или странники. Наравне с ведьмами Чума может оборачиваться кошкою, лошадью, коровою, птицею и клубком пряжи; где она покажется — там начинают выть собаки, туда прилетает ворона или филин, и, садясь на кровлю, криком своим предвещает беду. Уверяют, что во время чумы петухи хрипнут и замолкают, а собаки теряют способность лаять, а только ворчат и с визгом бросаются на ужасную гостью.
Один крестьянин спал на стогу сена; пробужденный шумом, он увидел огромную женщину, в белой одежде (в саване), с растрепанными волосами, которая бежала от стаи собак; она вскочила на лестницу, приставленную к стогу, и стала дразнить собаку ногою. Крестьянин узнал Чуму, подкрался сзади и столкнул ее с лестницы; Чума погрозила ему пальцем и исчезла, и хотя он остался в живых, но с той самой минуты беспрестанно дергал ногою.
Петуший крик и колокольный звон признаны были за целебное средство против болезней. По народному убеждению, собака одарена чрезвычайно тонким чутьем и острым зрением; она узнает присутствие нечистых духов, чует приближение Чумы и Смерти и кидается на них, как верный страж домохозяина и его семьи. Когда собака воет — это считается знаком, что она видит Смерть. Отсюда возникли поверья, что Чума боится собак, что у петухов она отымает голос и вырывает хвосты и что там, где владычествует нечистая сила смерти — зараза, уже не раздается ни петушиный крик, ни собачий лай; согласно с этим малорусские заговоры отсылают сестер-лихорадок и другие болезни в те пустынные страны, где не слышится ни пения петухов, ни лая собак, ни церковного звона, то есть собственно в царство туч, оцепененных холодным дыханием зимы (в вертепы северного ада).

Рассказывают также, что Чума не любит кошек и при удобном случае убивает их. В давнее время, по словам болгар, кошка была старшею сестрою Чумы и часто била ее; теперь же, при появлении Моровой язвы, кошки прячутся от нее в печках. Любопытно, что чехи, для излечения Детей от сухотки, купают их в ключевой воде вместе с собакою или кошкою.

Чур

славянская мифология, чур, бог, божество, чур меня чур, оберегатель границ и владений

У наших предков-язычников он был божеством не самого высокого ранга, однако имя его до сих пор повсюду знают и чествуют. Он почитался покровителем и сберегателем границ поземельных владений. На межах своих участков земледельцы насыпали бугры, огораживая их частоколом, и такого бугра никто не смел разрыть из опасения разгневать божество. Порубежная полоса считалась неприкосновенной, никто не мог переступить ее своевольно. В определенные дни глава семейства обходил владения по этой черте, гоня перед собою жертвенных животных, пел гимны и приносил дары божеству; здесь же, на некотором расстоянии друг от друга, ставились крупные камни или древесные стволы, носившие названия термов. В яму, в которой утверждался терм, клали горячие угли, хлебные зерна, караваи, плоды, лили мед и вино. Здесь все было подвластно Чуру, и место, где он главенствовал, а порою и показывался, получало таинственное освящение, и потому за черту родовых владений не дерзали переступить враждебные духи.
Позднее на межах начали ставить изображение самого Чура.
Несмотря на грубость работы и ничтожность того материала, из которого вырубались, они почитались священными и неприкосновенными. На полях, отвоеванных у дремучих лесов и необозримых степей, Чур оберегал границы владений разных хозяев, удерживал дерзких и своевольных нарушителей, останавливал чужую разгулявшуюся соху, тупил расходившийся топор.
Олицетворяли Чура в деревянном изображении, имевшем форму кругляша, короткого обрубочка толщиной в руку. На нем вырезались условные знаки, обозначающие владельцев того или иного участка земли. Такие обрубки сохранили древнее название свое в известных словах, уцелевших до нашего времени: чурбак, чурбан, чурка, чурбашка.
Также Чур охранял человека и все его добро от нечистой силы: как житель проезжих-прохожих дорог, он имел более всех власти над чертями. Поэтому при опасности до сих пор советуют вспомнить этого бога и зачураться, сказав: "Чур меня!", то есть попросить: "Чур, побереги меня!" Даже тайны мыслей человека он охраняет. Если кто-то скажет тебе что-то неприятное, зачурай его: "Чур тебе на язык!" — и злое пожелание не сбудется. Ну а найдешь что-то ценное и не захочешь ни с кем делиться, тут же взмолись: "Чур, мое!" — и добрый древний божок побережет твою находку только для тебя одного.

Шерстнатый

Ночной демон, давящий спящего человека. Он мохнатый, обросший мягкой шерстью; руки, как у человека — гладкие, с острыми длинными ногтями; имеет хвост. Чаще он давит шутя, а сердить его нельзя — может всерьез задушить!

Шиш

Нечистая сила, живущая обычно на обочинах и играющая свадьбы свои, когда на проезжих дорогах вихри поднимаются столбом. К "шишам" посылают в гневе докучных или неприятных людей. "Хмельные шиши" бывают у допившихся до белой горячки: до чертиков. Голова шиша с кулачок, нос длинный и вертлявый — в точности шиш — или кукиш.

Шишига

Маленькое, горбатое существо, брюхатое, холодное, с сучковатыми руками. Набрасывается на зазевавшихся прохожих и тащит их в воду.
В отличие от всем известного водяного, шишига обитает в камышах, предпочитает мелкие речушки и водоемы. Днем отсыпается, появляется только в сумерках.
Можно предположить, что шишига состоит в родстве с шишом, ибо напоминает его мелочностью своих пакостей.

Шуликуны

славянская мифология, шуликуны, нечистые, трубы, под воду

Эти нечистики появляются на сочельник из трубы и уходят под воду на Крещенье. Бегают по улицам с горячими углями на железных сковородках или с железным каленым крюком в руках, которым могут захватить человека-пьяницу: кружат его, толкают в грязь, могут даже в прорубь заманить. Иногда ездят на ступах или печках. Ростом шуликуны с кулачок, ноги конские, изо рта пышет огонь; носят самотканые кафтаны, кушаки и остроконечные шапки.

Шумска майка

В мифологии южных славян так зовется Хозяйка леса. Олицетворяется молодой длинноволосой красавицей, нагой или в белых одеяньях, появляющейся после полуночи. Распевая сладострастные песни, она завлекает мужчин в лесную чащобу, к водяным мельницам, где предается с ними любви. Защищает новорожденных, лечит бесплодие целебными травами.
По другим представлениям, Шумска майка — безобразная беззубая старуха, обращающаяся в домашних животных, зверей, в различные предметы. Она зловредна, может нападать на младенцев, насылать болезни.

Явь, Навь и Правь

Эти три силы олицетворяют Время в славянской космогонии, управляя мирозданием.
Явь — мир земной, настоящий, сущий, явленный сейчас, теперь, осязаемый, плотский, вещественный.
Навь — мир подземный, где обитают тени прошлого: предки, бестелесные духи. В древности прошедшее время было особо почитаемо: люди верили, что жизнь вершится по кругу и предки возвращаются в третьем поколении. Именно поэтому с помощью обрядов и ритуалов снова и снова как бы воспроизводили прошедшее.
И, наконец, Правь — всеобщий закон, установленный Дажьбогом, воплощение правды и мудрости. Всякое земное существо, пребывающее в Яви, выполняет волю Прави, само становясь ее частицей. Смысл пребывания каждого человека на земле — будучи исторгнутым из небытия по воле божественной Прави, возвратится в нее, стараясь при жизни подняться вверх по лестнице совершенства и праведности.

Яга Баба

славянская мифология, яга, баба, баба-яга, злая колдунья, старая, волшебница

Злая, старая и мощная колдунья или волшебница; вид у нее страшный. Она не столько в аду живет, сколько на этом свете. Дом ее — избушка на курьих ножках, стоит и сама повертывается. Ее почитали как привратницу между миром живых и мертвых, избушка — врата в мертвое царство. Древние наши богатыри всегда находили ее лежащею на лавке; нос ее висит через грядку (шест в избе для вешания вещей, укрепленный в стене).
Сия старая колдунья не пешком ходит, но разъезжает по белу свету в железной ступе (то есть колеснице самокатной), и когда прогуливается, то понуждает ступу бежать скорее, ударяя железною же палицей, или пестом. А чтоб, для известных ей причин, не видно было следов, то заметаются они за нею особенными, к ступе приделанными метлою и помелом.

Как всякое божество, Баба Яга то зла, то добра, но все же, как от всякой непонятной силы, от нее исходит много мудрости. Служат ей лягушки, черные коты, в их числе Кот Баюн, вороны и змеи — все существа, в которых уживается и угроза, и мудрость.

Ярило (Яр-Хмель)

славянская мифология, божество, бог, ярило, хмель, яр, яр-хмель, любовь, веселье

Обаятельное славянское божество. Ярило сродни древнегреческому Эроту, богу любви, и в то же время не чужд богу веселья Бахусу.
Веселый, разгульный бог страсти, удали представляется народному воображению молодцем красоты неописанной; в белой епанче сидит он посадкой молодецкою на своем белом коне; на русых кудрях венок цветочный, в левой руке ржаные колосья; ноги у Ярилы — босые.
Разъезжает он по полям-нивам, рожь ростит — народу православному на радость на веселую. Он — представитель силы могучей, удали богатырской, веселья молодецкого, страсти молодой-разгарчивой. Все, что передает животворящему лету весна, — все это воплощается в нем по прихотливой воле суеверного народного воображения.
Взглянет Ярило на встречного — тот без пива пьян, без хмеля хмелен; встретится взором Яр-Хмель с девицей-красавицею — мигом ту в жар бросит: так бы на шею кому и кинулась... А вокруг него, по всему пути-по дороге Ярилиной, цветы зацветают-цветут, что ни шаг, что ни пядь — все духовитей, все ярче-цветистее.
Упоминаемые в Нестеровой летописи "игрища межю селы", на которых радимичи, вятичи, северяне и древляне "умыкаху жены собе", по времени и обстановке как нельзя более совпадали с гульбищами в честь веселого Ярилы.
На Ярилиной неделе, по суеверному представлению народа, особенно неотразимую силу имеют всевозможные любовные заговоры — на присуху, на зазнобу да на разгару.
Лихие люди, умышляющие злобу на своего ближнего, "вынимают след" у него в эти дни, и, по народному преданию, это является особенно действенным средством.
Ярилин праздник начинается тем, что девушки — целым хороводом — выбирают прекрасного юношу, наряжают его всего в цветы и сажают на белого жеребца.
Все участницы игрища одеты в праздничные наряды, с венками из полевых цветов на головах. Его возили по полям-лугам, ибо перед взором бога все должно цвести-колоситься.

Проводы Ярилы — одновременно и проводы весны, как и в праздниках Костромы, Кострубоньки, Купалы.

Яровит

У западных славян Яровит, будучи богом весенних гроз, туч и вихрей, отличался воинственным характером.
У его идола был большой щит, покрытый золотом, почитаемый за святыню: были у него и свои знамена. С этим щитом и знаменами выступали в военные походы.
От лица Яровита—небесного воителя жрец произносил следующие слова при священном обряде: "Я Бог твой, я тот, который одевает поле муравою и леса листами; в моей власти плоды нив и деревьев, приплод стад и все, что служит на пользу человека. Все это я дарую чтущим меня и отнимаю у тех, которые отвращаются от меня".

Читать Часть 1

Читать Часть 2

Читать Часть 3

Читать Часть 4

Читать Часть 5

Читать Часть 6

Читать Часть 7

Читать Часть 8

Источник









Обсудить на нашем форуме

Категория: Старая ВѢра (Инглiизмъ) | Добавил: Sventoyar (17.01.2012)
Просмотров: 3449 | Комментарии: 1 | Теги: СЛАВЯНСКИЕ БОГИ, Инглiизмъ, Родная Вера, Славяно-Арийская Культура, злые и добрые Духи, Колдуны, богатыри | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
РОДобожие © Льто 7518 - 7524 от С.М.З.Х. 18+ |