Шестица, 03.12.2016, 08:21Главная | Регистрация | Вход

Форма входа

Логин:
Пароль:

Ключевые слова

Мини-чат



Славянское Время

Наши Праздники

Фаза луны

Поиск по сайту

Коляды Дар 7525

Живая Буквица

х'Арийская Каруна

Галерея

Алтайский мёд

Рунические Обереги



Славянские Рунические обереги на заказ

Старая ВѢра

Наследие Предковъ

Мудрословие

Наше Потомство

Здрава

Музыка Света

Русь в картинах

Славянский софт

Русский Домострой

Деревенская Жизнь

Запретные находки

Выживание

Наш Опрос

Чего вы ожидаете в лето 7520 от С.М.З.Х.? (2012 году)
Всего ответов: 3302

Славянская музыка

АудиоВѢды

Коловрат ТВ

Наши Друзья

Кнопка сайта



РОДобожие - Славяно-Арийская Культура - Наследие Предковъ.

Помощь сайту


Купить Алтайский мёд с личной пасеки

Ваша помощь
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку
Яндекс Деньги: 410011010026666

Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 3
Пользователей: 1
MatthewSr



Рейтинг Славянских Сайтов



Голосуйте за наш сайт в каталоге Rubo.Ru















Яндекс.Метрика
Наследие Предковъ
Главная » Статьи » ВеРА » Старая ВѢра (Инглiизмъ)

Славянские Боги, колдуны, богатыри, злые и добрые Духи. Часть 2.

Ворон

славянская мифология, ворон, дух, ветер

Является прообразом ветра, Стрибожьего внука, и, по словам старинных сказаний, не только приносит бурю на своих черных крылах, но и воду живую и мертвую.
Ворон — вещая птица — живет, по преданию, до трехсот лет, а все оттого, что питается одной только мертвечиной.
Есть у этих птиц свой царь-ворон, сидит он, гласят сказки, в гнезде, свитом на семи дубах. Однако за вещую душу не больно-то любят его люди и охотно верят, что ворон приносит несчастье своим прилетом к жилью.

Воструха

славянская мифология, воструха, домовой, дух, нечистая сила, существа
Дух, обитающий в жилище, древнейший предшествснник домового. Живет он за печкою и караулит воров. Вострухина острого слуха ничто не утаится, там, где он живет, ничего приключиться не может, ничто не пропадет в доме. Даже красоту и непорочность юных дев, как честь и достояние дома, бережет

Врыколак

В болгарской мифологии Врыколак — невидимый зловредный дух, имеющий обличье великана с одним огромным глазом во лбу. Обитает в заброшенных строениях, старых мельницах, разрушенных крепостях. Его нельзя уничтожить, он живет вечно. Глухою ночью Врыколак превращается в хищных животных, пьет людскую кровь и пожирает плоть. В известной сказке злая мачеха, дабы избавиться от падчерицы, заставляет мужа отвести ее на старую водяную мельницу и запереть на ночь. Ночью является Врыколак, стучит в дверь. Девочка ставит условие: принести царицыны мониста. Через некоторое время, получив мониста, она требует царицын браслет, затем серьги, затем ожерелье. Врыколаку понадобилось немалое время, чтобы раздобыть сокровища, но когда он принес ожерелье, пропел первый петух, и чудовище исчезло. Падчерица вернулась с сокровищами домой.

Мачеха на следующую ночь заперла в мельнице уже свою родную дочь. Но та от жадности потребовала сразу все сокровища. Чудовище исполнило требование задолго до пения петухов и ворвалось на мельницу. Утром мачеха обнаружила там мертвую растерзанную дочь и тут же умерла от горя. А отец со своею дочуркою зажили припеваючи.

Встречник

славянская мифология, встречник, дух, злой, вихрь, убийца

Злой дух, который в виде вихря несется по проезжим дорогам за душой умирающего преступника или убийцы. Неосторожного путника он может утащить с собою, и тогда никто и нигде более не увидит его. Спастись от встречника можно только одним способом: бросив в вихрь острый нож. Тогда смерч рассеется, а нож, упавший на дорогу, окрасится кровью.
Также, по народным повериям, в крутящемся вихре воздуха празднуют свадьбу ведьма с чертом. Они невидимы, но если бросить в смерч нож, нечистые тут же явятся во плоти и пойдут в услужение к смельчаку.
По другим представлениям, встречник — вредоносный дух, подстерегающий путника: навлекает несчастья и сбивает с дороги.

Гамаюн

славянская мифология, гамаюн, вещая птица, предсказатель, существа

Вещая птица, посланница славянских богов, их глашатай, поющая людям божественные гимны и провещающая будущее тем, кто умеет слышать тайное.
Когда летит Гамаюн, с восхода солнечного приходит смертоносная буря.
Гамаюн все на свете знает о происхождении земли и неба, богов и героев, людей и чудовищ, птиц и зверей.

Гарцуки

По древнему белорусскому поверию, это духи, обитающие в горах и подвластные Перуну. Они обращаются в хищных птиц и быстрыми взмахами крыльев порождают бури и ураганы.

Гриф-птица

славянская мифология, гриф, птица, зверь

Вображению сказочников она представляется наполовину птицей (голова и крылья орлиные), наполовину зверем (туловище и ноги льва). Перья у этого птице-зверя заострены, как стрелы; когти и клюв у него — железные. Величиною он — с гору.

Сказочные добры молодцы, отправляясь в тридесятое царство, в тридесятое государство за невестами, подходят к синему морю — нет переправы через необозримую водную пустыню... Велят они рыбакам зашить себя в лошадиную шкуру и положить на берегу. Прилетает ночью гриф, хватает шкуру и переносит в ней добра молодца за море. Разрезает тогда он булатным мечом свою оболочку и выходит на белый свет, пугая неожиданностью чудовищного перевозчика, только что собиравшегося было позавтракать принесенной добычею. Эта птица летает так быстро, как ветер, а есть и быстрее ее, говорит народ.

Громислав

Великан-землеустроитель, помогавший Сварогу-творцу в созидании нашей планеты.
По южнорусскому преданию, Сварог сотворил Землю из первобытной грязи, отцедив воду.
Сохнет Земля, зеленеет, украшает себя цветами да деревьями.
Увидел то Сивый (Дьявол), повел тучи рядами на Землю, стал грозить всему живому.
Тогда Сварог вырвал дуб с корнем да и начал Сивого гонять.
Тот на тысячи мелких капель рассыпался, пал на Землю губительным дождем — все цветы почернели, листья увяли...
Рассерженный Сварог повелел дождю остановиться: капли в воздухе летают, а на Землю не падают.
И подул на них Сивый, чтоб к Земле прибить.
Тогда-то и позвал Сварог Громислава, повелев: "Разбей дождь, чтоб ни одной капли не осталось!"
Великан своею дубиной так поусердствовал, что даже Земля стала качаться и вода по ней разлилась.
"Сдуй ее, чтоб вместе была!" — приказал грозный Сварог.
И начал Громислав дуть на воду. Дует здесь — а она там просачивается, дует там — а она здесь протекает.
Рассердился он, да как дыхнет за один раз, духу набравши, так и сделалось Черное море!
"Ну, будет тебе, Громиславе! — изрек Сварог. — Ложись спать!"
Лег Громислав и заснул, а Сварог прикрыл его полями — горами, чтоб не тряслось все, когда проснется.
И лежит он, Громислав, спит до самого Страшного суда. Тогда и проснется — сразу все моря разольются!

Громовник

славянская мифология, громовник, бог, сварог, перун, гром, молния

По народным повериям, это воплощение всех небесных сил, прежде всего грома, молнии, грозы, олицетворение устрашающих стихий. Язычники называли его Сварогом, потом Перуном, ну а когда в христианской Руси небесный огонь из глиняных рук Перуна передан был в незримую длань библейского пророка Илии, явилось верование, что властная рука всехвального пророка мечет на землю молниеносные стрелы, чтобы разить насмерть злых духов, враждебных человеку. Ведая про то, злые, но трусливые бесы В неописуемом смятении мечутся по земле, отыскивая оебе надежные места для защиты. Обыкновенно скрываются они в жилых и нежилых строениях, вскакивая через открытые двери и окна и влетая через печные трубы и всякого рода отверстия. Столь же нередко спешат они укрыться в густой хвое, в тени развесистых деревьев, за всяким подходящим прикрытием. В числе последних самыми надежными, вполне безопасными считаются в блудливом бесовском сонме живые люди, застигнутые под открытым небом на Лошади или в телеге, так как небесная огненная стрела находит виноватого всюду и разит без разбора, убивая из-за бесов и людей (бесы вполне безопасны от ударов молнии лишь в чистом поле на межах). Илья-Пророк, впрочем, знает невиновность человека, которого избрал дьявол себе для защиты, и жалеет Божье создание, хотя в то же время твердо убежден, что все вавно тот человек, в которого успел вселиться дьявол, погиб бы, так как злодей не покинет своей жертвы уже во всю жизнь и, рано или поздно, заставит потонуть или повеситься.
Илья — усердный Божий помощник в борьбе с Нечистой силой — не только не враг человеческому роду, но радетель и старатель за православный люд: убивает он избранного как случайную жертву, в уверенности, что Бог милует и приемлет таких несчастных, удостаивая их царствия небесного, так как они явно сослужили полезную службу людям своей смертью, которая вместе с тем вызвала одновременно и смерть злого духа. Вот почему, для заграждения себя от дьявола, кроме общепринятого обычая крестить рот при зевоте, издревле установилось благочестивое правило налагать на себя крестное знамение при всякой вспышке молнии со словами самой простой молитвы: "Свят, свят, свят".
Осторожные хозяева в деревнях предусмотрительно соблюдают все, что указывается вековечными обычаями, зародившимися в глухие и давние времена безверия, чтобы обезопаситься от беса, не допустить его прятаться в избе и тем подвергать ее в грозовое время опасности пожара.
С этой целью опытные, пожилые деревенские хозяйки советуют: "Во время грозы нельзя быть с растрепанными волосами, в подоткнутом платье — много места тут укрываться анчутке беспятому (бесу). Всякую посуду в избе надо опрокинуть, если она пустая; налитую следует поспешно закрестить или хоть щепочкою прикрыть. Не надо в голове искатьея: не одну такую бабу стрела забила насмерть, других же оглушила".
Полезно также держать на чердаке громовую стрелу или чертов палец (скипевшийся или вообще в камень сплавленный ударом молнии песок). В последнее средство слепо веруют все поголовно и этот найденный на песчаных берегах речек конусообразный камень в виде пальца бережно прячут и тщательно хранят.
Но полезнее всего держать пост, особенно в Ильинскую пятницу, или мазать молоком косяки дверей и окон; полезно также вывешивать за окно полотенце с покойника. Если же бес не побоится ни того, ни другого, то, наверное, не устоит он перед горящей свечкой, с которой молились в Страстной четверг на "стояниях", когда читались двенадцать евангелий Господних Страстей. Хороши и пасхальные, а того лучше богоявленские свечи, уверяют богомольные деревенские люди, не раз применявшие этот способ на деле с видимым успехом.
"Громовых стрел два сорта: от огненных происходят пожары, а каменные или чугунные убивают людей, расщепляют деревья", — толкуют словоохотливые деревенские старушки, и каждая из них, на случай грозы, припасает ладан, чтобы посыпать его на уголья в печной загнетке или на раскаленную сковородку, так как "черт ладану боится".

Даждьбог

славянская мифология, даждьбог, сварог, бог солнца

Сын Сварога, бог солнца и его олицетворение. Идол его стоял на холме в Киеве. Предполагается, что имя это образовано сочетанием слов "дать" и "бог".

В "Слове о полку Игореве" Дажьбожьи внуки — русские, покровителем и родоначальником которых считалось это светоносное божество.
Наши предки верили, что Дажьбог покровительствует свадьбам, встречает жениха на рассвете в день бракосочетания. Дажьбог замыкает зиму и отмыкает лето.

Двоедушник

славянская мифология, двоедушник, человек, демон, чудовища, существа

Это существо, способное совмещать в себе две души: человеческую и демоническую. Обычно он ведет себя днем как любой другой человек, а ночью сразу же засыпает глубоким сном, так что его невозможно разбудить. В это время он бродит вне своего тела в обличье пса, зайца, коня и т.п. Если бродящего двоедушника кто-то будет задерживать, он может убить своей силой или силой ветра, который он воздымает в гневе и от которого нет спасения.
Спящего двоедушника можно разбудить, перевернув его на постели: головой на место ног, но после сего насильственного пробуждения он будет болеть не менее двух недель.
Иногда после смерти двоедушника его чистая душа идет на тот свет, а нечистая становится упырем.

Дворовой

славянская мифология, дворовой, домовой, дух, двор

Почти то же, что домовой, только живет сей дух не дома, а во дворе, и отдает он все свое внимание не людям, а скотине. Нрав его порою бывает злобен: дружит он только с собакой и козлом, а тех животных, которых невзлюбил, мучает беспощадно: эта скотина спадает с тела, не ест, грива у ней спутана, хвост в репьях, общипан... Чтобы устрашить пакостника, иные хозяева вешают на потолке убитую сороку, так как дворовой ненавидит эту птицу. Однако не век же ей висеть! Лучше уж с дворовым дружить, а этой дружбы добиться нетрудно, если ему кое в чем потакать: не держать, например, белых кошек, белых собак и сивых лошадей (соловых и буланых он тоже обижает, а холит и гладит только вороных и серых). Если же случится так, что нельзя отказаться от покупки лошадей нелюбимой масти, то их вводят во двор не иначе как через овчиную шубу, разостланную в воротах шерстью вверх. Не придется дворовому по нраву новый конь — загоняет до смерти ночью, приглянется — гриву ему в косички заплетет, будет холить, чистить, корму сам подбросит.
Не любит дворовой ни телят, ни овец, поэтому хозяйки спешат унести новорожденных в избу, чтоб дворовой "не изломал", не погубил. Там ягненка или теленка надобно скорее сунуть головою в устье печи: как говорится, "подомлить", сроднить с домом. Теперь он уж свой, теперь о нем заботу дворовой на себя возьмет.
Нередко хозяева терпят беды от ссор, какие заводят между собой соседние дворовые. Как-то раз один злой дворовушко позавидовал своему соседу, доброму дворовушке: у того и коровы сыты, и у лошадей шерсть лоснится... Злой провертел дыру в чане, в котором добрый дворовой возил в полночь с реки воду в конюшню. Лил потом добряк воду, лил в чан и все ждал, пока она сравняется с краями, да так и не дождался и с горя повис под нижней губой лошади сосулькою в виде маленького человечка.
Мужику, который сумеет угодить дворовому, удача за удачею: покупает он дешевле всех, продает с прибылью, рожь его цветет невредимо, в то самое время, как у соседей побита градом, — и так далее. Дворовой и лешему не даст потешиться в хозяйском саду, и ведьме не позволит задаивать хозяйских коров — он устраняет всякий убыток и противодействует замыслам нечистой силы.
Поздней осенью, 8 ноября по старому стилю, а по нынешнему — 21 (в Михайлов день), знающие хозяева спешат ублажить и задобрить дворовых, если хотят не ссориться с ними, если хотят, чтобы во дворе все было по-доброму в предстоящую зиму. "Не ублажи дворового до Михайлова дня — он уйдет со двора, а на свое место пришлет лихого (то есть черта)!" — говорят люди. А потому рано поутру, до белой зорьки, старая бабка должна вынести чашку с пивным суслом и поставить ее на поветь (крышу над двором). Затем, перед полуднем, хозяину следует сесть на лошадь, любимую дворовым, и ездить на ней взад и вперед по двору, в то время, как старуха, стоя на крыльце избы, будет махать во все стороны помелом, приговаривая: "Батюшка дворовой! Не уходи! Не разори двор, животину не погуби! Лихому пути-дороги не кажи!" После этого помело обмакивают в дегтярницу, и где-нибудь на подворье проводится дегтем по стене полоса. Это, по объяснению ублажающих дворового, означало "отмечать на лысине у дедки зазубрину". Завидев эту зазубрину, лихой чуть ли не за версту обходит двор домохозяина, строго блюдущего обычай старины, когда все жили в ладу и с дворовыми и с домовыми.

Дед (Дедка)

Покровитель всех кладов. Глаза его в темноте светятся, как расплавленное золото, отсюда и пошло поверье, что там, где в чистом поле неожиданно завиднеется огонь, хранится клад. При этом в народе говорят, что "Дедка горит".

Деды (Дзяды)

"Пошел до дедов", "гуляет с дедами", — так говорят белорусы об умершем, твердо зная, что души покойников время от времени навещают своих живых родственников, прилетая "с того света". Для общения живых с неживыми установлены поминальные дни — от трех до шести раз в году. Хозяева приготовляют яства, собираются за празднично накрытым столом, "кормят дедушек", выплескивая несколько ложек супа на пол, и т.д. В поминальный день не работают крестьяне ни в поле, ни дома — иначе покойники могут отомстить.
Некоторые ухитряются даже увидеть мертвых — для этого нужно сесть на печь и смотреть через хомут. Но такие смельчаки сильно рискуют: существует поверье, что, увидев тусторонних пришельцев, скоро сам умрешь.

День и Ночь

славянская мифология, день, ночь, духи, высшие, бесмертные, существа

Представлялись они первобытным народам высшими, бессмертными существами; как День — первоначально верховное божество света — солнце, с которым слово это тождественно и по названию, так Ночь — божество мрака.
Между богами света и тьмы, тепла и холода происходит вечная, нескончаемая борьба за владычество над миром.
У славян День и Ночь, согласно мужскому роду одного слова и женскому другого, олицетворялись как брат и сестра. Народная загадки, означающая "год", произносится так: "Я стар, от меня родилось двенадцать сыновей (месяцы), у каждого из них по тридцати сыновей красных, по тридцати дочерей черных" (дни и ночи). Другая загадка, означающая "ночь и день", выражает мысль свою так: "Сестра к брату в гости идет, а брат от сестры пятится" (или: "в лес прячется"). В гимнах "Ригведы" Ночь — сестра Зари.
Несмотря на родство, в которое ставит фантазия День и Ночь, они в преданиях, как и в самой природе, друг другу враждебны; народная загадка называет их раздорниками (то есть ссорящимися): "Двое стоячих (небо и земля), двое ходячих (солнце и месяц), да два раздорника (день и ночь)". Еще прямее выражено это в следующей загадке, занесенной в одну старинную рукопись: "Кои два супостата препираются? — День и Ночь".

Див (Дый)

славянская мифология, див, дый, сварог, бог, творец

Одно из воплощений верховного бога Сварога. Память об этом сказочном, невероятном существе сохранили для нас слова "диво", "удивление*": то есть нечто, вызывающее изумление. Облик Дива никто не мог удержать в памяти, разные люди даже видели его по-разному! Сходится отзывы о нем в одном: это вихрь-человек, сверкающий, точно молния, который внезапно появлялся на пути войска, идущего в поход, на бой, и выкликал пророчества: то страшные, то "благоприятные. Помните, и "Слове о полку Игореве": "Див кличет вверху дерева..." Трусливым хотелось бы думать, что это просто птица недобрая, ворон каркает, ревет ветер, грохочет буря, но Диву была ведома судьба тех, кто обречен на близкую смерть, и он силился упредить людей об опасности. Но ведь судьбу обмануть невозможно, не уйти от нее никому... а потому пророчества Дива,
точно так же, как греческой Кассандры, оставались неуслышанными, непонятыми — и никому не приносили удачи и счастья.
В разгар боя он веял своими крыльями над теми, кто был обречен на поражение, и клики его чудились погребальным плачем, последним прощанием с жизнью, с белым светом...


Диверкиз - заячьий бог

Божество, когда-то чтимое славянскими и балтскими племенами. Упоминается в Галицко-Волынской летописи (XIII в.), где о великом князе Миндовте говорится, будто бы "он приносил втайне жертвы своим богам: первому Нонадею, и Телявелю, и Диверкизу — заячьему богу."


Дивии люди

славянская мифология, дивии люди, получеловек,один глаз, чудовища, существа

Баснословные получеловеки об одном глазу, одной руке и одной ноге, которые, чтобы двинуться с места, принуждены складываться надвое — и тогда бегают с изумительной быстротою. Они плодятся, выделывая себе подобных из железа. Дым и смрад, исходящие из их кузниц, разносят по белому свету повальные болезни: мор, оспу, лихорадки и т.д. По некоторым позднейшим народным легендам, дивии люди обитают близ Волги, в Змеиной пещере, вместе с прикованным там к стене Стенькою Разиным, которого сосет за сердце летучий змей.



Дид

славянская мифология, дид, бог, богиня, лада, любови, бог любви

Третий сын богини Лады, после Леля и Полели, бог супружеской любви. Иные полагали его покровителем охлаждения, остывших чувств, однако это не так: он покровительствовал прочным союзам, неизбывной любви.

Дид, как и его братья, всегда молод, ибо истинная супружеская любовь никогда не стареет, не слабеет: она дарована богами для увеличения человеческого рода, для неумирающего уважения друг к другу мужа и жены, для вечной взаимной нежности. Пусть угасает жар любви, страсть, — однако нежная дружба должна сохраняться.
Символом этой неразрывной, только смерти подвластной связи были две горлинки, которые держал в руках Дид, каким его изображала статуя, воздвигнутая в огромном храме в Киеве. Как и братья его, как и мать, Дид любил не страшные, кровавые жертвы, а приношения цветов, ягод, веселые, приветливые песни, любил, когда большая семья приходила к алтарю и возносила благодарность за счастливо протекающие годы, за вечную любовь, которую благословляет добрый Дид.

Дидилия

славянская мифология, богиня, дидилия, женское плодородие

Богиня женского плодородия. Ей поклонялись все бесплодные, а особенно беременные женщины. Дидилия покровительствовала благополучным родам и воспитанию младенцев. Статуя этой богини представляла собой молодую, прекрасную, цветущую женщину, увенчанную драгоценными камнями. Один кулак у нее был сжат, что знаменовало трудности родов, а другой разжат: это означало благополучное разрешение. Наизнатнейший храм Дидилии был в Киеве. Богине жертвовали цветы, плоды и новорожденных ягнят, телят, поросят, причем их никогда не убивали, а через некоторое время по воле Дидилии, извещенной жрецами, отдавали бедным.

Дикая баба

Помощница ведьм и колдунов. Ее подсылают к людям, чтобы делать им разные пакости. Роженицам, молодым матерям они подменивают детей собственными ведьминками, которые не живут дольше семи лет и очень злы и глупы. Дикие бабы сосут кровь у маленьких детей, отчего те бледнеют и хиреют.
Дикая баба-летун является во сне или наяву молодым мужчинам златокудрою красавицею. Очаровывает она и женатых, так что они уходят от своих жен, и, пока летавица сама не оставит мужчину, никакая сила не вернет его жене. Летает с помощью сапог-скороходов, если же их снять, теряет сверхъестествен­ную силу, послушно идет за человеком, укравшим ее сапоги, и верно ему служит. Застать дикую бабу можно в поле или в огороде, где растет горох, до которого она большая охотница.

Дикинькие мужички

Это существа небольшого роста с огромной длинной бородой и хвостом, сродни лешим. Бродят по лесу, перекликаясь в глухую полночь страшными голосами, нападают на людей, с хохотом щекочут их по всему телу костяными пальцами, пока они не умирают.

Догода

славянская мифология, догода, бог, ветер

Бог тихого, приятного ветра и ясной погоды, полная противоположность своему свирепому брату, покровителю ветров Позвизду!
Румяный, русокудрый юноша в васильковом венке, в серебристо-голубой одежде, с самоцветными крылами за спиной, Догода неспешно пролетает над землею, осеняя ее своей улыбкою, ласковым взором, приветливо помахивая вечно цветущей веткою розовоцветного шиповника.
Догода имел свои храмы, но никаких иных жертв, кроме веселых, нежных песен и танцев, принимать не желал.

Додола

У древнейших славян богиня лета как времени года и лета человеческой жизни — молодости. С особенной любовью покровительствовала Додола молоденьким девицам, их причудам, всем тайнам и секретам. Испрашивая дождя, славяне водили "додолу" — деву, увенчанную травами и цветами, обливая ее водою.

Доля и Недоля

славянская мифология, доля, недоля, сестрицы, сестры, девы, девушки, судьба

Счастье и несчатье, судьба и несудьба, удача и неудача. В древности это были две сестрицы, девы судьбы, — небесные пряхи, которые пряли нить жизни каждого человека. Но у Доли текла с веретена ровная, золотистая нить, в то время как Недоля пряла нитку остистую, неровную, кривую, непрочную. Такова и участь выпадала: удачная или злая.

У сербов этих сестер зовут Среча и Несреча. Среча — красивая, добрая девушка, заботливая, ловкая: она крепко держит в своих ласковых руках нить человеческой жизни! Несреча — седая старуха с мутным взором, которая прядет слишком тонкую, легко обрывающуюся нить. Об этом есть и поговорка: "Несреча танко пряде", то есть тонко прядет.
В античной и скандинавской мифологии также существуют пряхи, девы судьбы: Парки, Мойры, Норны, но их по три сестры: две прядут нить жизни, а третья безжалостно обрывает ее.

Домового дитя

Иногда в разных частях жилья вдруг слышится — и только кому-то одному — плач ребенка. Это плачет дитя домового. В этом случае можно покрыть платком то место, откуда слышится плач (скамью, стол, лавку), и "домовичка", мать, не находя скрытого ребенка, отвечает на задаваемые ей вопросы, лишь бы открыли ей дитятю; спросить у нее тут можно что годно!
Дочерь домового вечно юна. Он живет в детском стоянии до тех пор, пока отец ее не войдет в сношения с человеком; дождавшись этого, она получает
возможность любить человека; рано или поздно это
"решается в страсть, но предметом этой страсти может быть только человек, живущий под одной крышей со знакомцем ее отца. Если он очаруется красавицею — а дочь домового всегда красавица! — тогда он погиб.
Она является к человеку во сне, поддерживая его страсть; потом является явно и тогда начинается между ними страшная для всех мужчин связь, ибо дочь домового ненасытима и ревнива в высшей степени, в своей любви постоянна и неумолима. Она с
любовником — даже прилюдно, ибо незрима ни для кого, кроме него, — и ни один шаг его не является для нее тайною.

Коли мужчина, наскучив этот страшной любовью, бросит ее, она отомстит ему: безумными сновидениями с ума сведет или доведет до самоубийства того, кто послабее. Ну а если попадется человек твердый, в стоянии противиться прельщениям чародейки, тогда она страдает и ищет себе друга уже между лешими.

Домовой

славянская мифология, дух, домовой, жилье, дом, изба, существо

Живет этот дух и по сю пору в каждой деревенской избе, да не каждому об этом ведомо. Зовут его дедушкою, хозяином, суседкою, но это все он — хранитель домашнего очага, незримый помощник хозяев. Конечно, он может и во сне щекотать, и греметь по ночам посудою, или за печкой постукивать, но делает это больше от озорства. Главное же дело его — досмотр за хозяйством. Домовой видит всякую мелочь, неустанно заботится и хлопочет, чтобы все было в порядке и наготове: подсобит работящему, поправит его промах; ему приятен приплод домашних животных и птицы; он не терпит излишних расходов и сердится на них — словом, домовой склонен к труду, бережлив и расчетлив. Если ему жилье по душе, то он служит этой семье, словно в кабалу к ней пошел. За эту верность в иных местах его так и кличут: доможил. Зато ленивым и нерадивым он охотно помогает запускать хозяйство, мучает людей до того, что давит по ночам чуть не до смерти или вовсе сбрасывает с постелей. Впрочем, помириться с рассерженным домовым не трудно: стоит только подложить под печку нюхательного табаку, до которого он большой охотник, или сделать любой подарочек: разноцветный лоскут, горбушку хлеба... Если хозяева своего суседку любят, если живут с ним в ладу, то нипочем не захотят с ним расстаться, даже переезжая в новый дом: поскребут под порогом, соберут мусор в совок — и посыплют его в новой избе, не приметив, как с этим мусором перебирается на новое место жительства "хозяин". Только надо не забывать принести ему на новоселье горшок каши и со всем возможным уваженнием сказать: "Дедушка домовой, выходи домой. Иди к нам жить!"
Кого домовой всерьез не любит, это пьяниц и простоволосых женщин: по его старинным воззрениям, каждая замужняя женщина должна непременно носить платок. А какая рачительная хозяйка ему понравится, о той он денно и нощно печется: во сне наплетёт ей на голове несчетно маленьких косичек. Ей хлопотно: поди расчеши потом, а ему радость — приукрасил свою любимицу. Оттого еще зовется он лизун.
Редкий человек может похвалиться, что видал домового. Для этого нужно надеть на себя в Пасхальную ночь лошадиный хомут, покрыться бороной, зубьями на себя, и сидеть между лошадьми целую ночь. Если повезет, то увидишь старичка — маленького, словно обрубочек, всего покрытого седенькой шерстью (даже ладошки у него волосатые), сивого от древности и пыли. Иной раз, чтобы отвести от себя любопытный взор, он примет облик хозяина дома — ну как вылитый! Вообще домовой любит носить хозяйскую одежду, но всегда успевает положить ее на место, как скоро понадобятся вещи человеку.
Порою домовой до того не терпит, когда за ним подсматривают, что по его указке лошади начинают бить задом по бороне и могут до смерти забить нескромного и любопытного. Гораздо проще домового не увидеть, а услышать: его плач и глухие сдержанные стоны, его мягкий и ласковый, а иногда глухой голос. Иной раз ночью в образе серой, дымчатой кошки навалится на грудь и давит: это он. Тому, кто проснувшись, поспешит спросить его: "К добру или к худу?" — он ответит человеческим голосом, но тихо, словно ветер листьями прошелестит. Часто гладит он сонных своею мягкой лапою, и тогда не требуется никаких вопросов — и так ясно, что это к добру. Если слышится плач домового, даже в самой избе, — быть покойнику. Когда умирает кто-то из домочадцев, он воет ночью, выражая тем свою непритворную печаль. Смерть самого хозяина предрекает домовой тем, что, садясь за его работу, прикрывает голову его шапкою. Перед чумою, пожаром и войною домовые выходят из села и воют на выгонах. Если идет большая нежданная беда, "дедушка" извещает о ее приближении, веля собакам рыть среди двора ямы и выть на всю деревню...
Если у трубы на крыше заиграет в заслонку — будет суд из-за какого-нибудь дела и обиды. Обмочит кого-то домовой ночью — заболеет тот человек. Подергает женщину за волосы — остерегайся, жена, не вступай в спор с мужем, не то побьет. Загремит домовой в поставце посудой — поосторожнее обращайся с огнем, не урони искру.
К радости суседка скачет, песни мурлычет, смеется; иногда, поигрывая на гребешке, предупреждает о скорой свадьбе.Вот он каков, славянский домовой, несомненно добрый бог и древности, и современности, заботник, хранитель домашнего очага, незримый помощник хозяев — и озорник.

Дрема

славянская мифология, дух, вечерний, ночной, дрема, старушка, мягкие руки

Вечерний или ночной дух в образе доброй старушки с мягкими, ласковыми руками или же в обличье маленького человечка с тихим, убаюкивающим голосом. В сумерках Дрема бродит под окнами, а когда темень сгущается, то просачивается сквозь щели и проскальзывает в дверь. Дрема приходит к детям, закрывает им глаза, поправляет одеяло, гладит по волосам; со взрослыми этот дух не так нежен и порою навевает кошмары.

Жар-птица

славянская мифология, жар-птица, жар, птица, солнце, бог, гроза существа

Воплощение лучезарного бога солнца — и в тоже самое время бога грозы. Во всяком случае, она создается народным воображением из представлений о небесном огне-пламени, и сияние ее так же слепит глаза, как солнце или молния. За этой птицею, приносящей тому герою, который овладеет хоть одним ее пером, великое счастье, отправляются один за другим в неизведанный путь сказочные добры молодцы.
Жар-птица живет в тридесятом царстве или у Кощея Бессмертного, в райском саду, окружающем терем Царь-девицы. Растут в том саду золотые яблоки, возвращающие молодость старикам. Днем сидит Жар-птица в золотой клетке, напевает Царь-девице райские песни: поет она — из клюва скатный жемчуг сыплется. Ночью вылетает она в сад, перья у ней отливают златом-серебром, вся она как жар горит: полетит по саду — весь он осветится разом! Одному перу ее, по словам сказок, "цена ни мало ни много — побольше целого царства", а самой Жар-птице и цены нет.

Древнегреческое предание о птице Феникс, который, состарившись, взмывает в солнечную высь, зажигает от молнии гнездо свое и сам в том огне сгорает, чтобы потом возродиться, имеет нечто родственное со славянскими преданиями о Жар-птице.

Желя (Журба) и Карна (Кручина)

славянская мифология, келя, журба, карна, кручина, сестры, потусторонний мир, кара, жалость, дух

Две вечно печальные сестры, сопровождающие всякого человека в его первых подступах к потустороннему миру. Имя Карны связано со словами "кара есть наказание, и "карити" -оплакивать, ну а имя Жели словом "жалость". Горе источается Желей из огненного рога, но оно тихое, смиренное, тогда как Карна громко стенает, царапает себе щеки, рвет волосы.
Сестры эти — вековечные плакальщицы, божества погребального обряда: Карна — олицетворение печали,    Желя — беспредельного сострадания. Эти две скорбные девы, словно черные, зловещие птицы, летят вслед за всяким войском, выступившим в поход, однако богатая пожива не приносит им ни счастья, ни довольства.
Их удел — горькие слезы над убитыми, беспредельная жалость к умершим людям — не зря ведь в древности кладбище называлось "жальник".

Жердяй

Какой-то предлинный и претоненький нечистый (от слова "жердь"). Он шатается иногда ночью по улицам, заглядывает в окна, греет руки в трубе и пугает людей. Это жалкий шатун, который осужден век слоняться по свету без толку и смысла.

Жива (Дзиева, Дева)

славянская мифология, бог, божество, жива, дзиева, дева, плодоносная, сила, человек, весна

Олицетворение плодоносной силы, юности, красоты всей природы и человека — то есть весны. Жива властвует, когда зеленеют, расцветают поля и леса, сады и огороды, когда люди, очнувшись от унылого зимнего сна, словно впервые видят красоту весенней природы, красоту расцветающей молодости, впервые познают прелесть любви и нежности.
Именно весной можно увидеть Живу или Живиц, ее молоденьких прислужниц: в виде прекрасных дев они реют над землею, бросая на нее такие ласковые взгляды, что она еще пуще цветет и зеленеет.

Животные

У южных славян существует поверие: давным-давно все животные были людьми, но впоследствии те из них, кто приносил ложные клятвы, оскорблял мать и отца, злодействовал, насильничал, были обращены в животных, рыб и птиц.
Любое животное видит все, слышит все и даже все предвидит; более того, оно знает и то, что чувствует человек. Этот божественный дар получен взамен дара речи. Впрочем, будучи лишены человечьей речи, животные разговаривают между собой. Рыбы, растения, даже камни когда-то были наделены речью, свободно общались друг с другом. Недаром же существуют пословицы: "И у горы есть глаза", "И стены имеют уши", "И камни говорят".

Жировик

славянская мифология, жировик, дух, жар, веселый, поесть

Один из многочисленных славянских духов, а зовут его жировик потому, что он любит жить в тепле или в подполье, незримо вертится возле хозяйки, занятой приготовлением еды, любит лизнуть блины да оладьи по пылу — с жару. Возится по ночам с немытой посудой, вылизывая ее. Проказит не со зла, а просто от скуки или по свойству своего веселого нрава, забавляясь.

Жихарь

Домашний злой дух. Где в доме он живет, в точности неизвестно, но он опасный для молодой матери сосед: в отсутствии домочадцев крадет детей из зыбки, но прилюдно сделать это не решается. Если мать бывает вынуждена уйти из избы, то, чтобы обезопасить дитя от жихаря, кладут в зыбку ножницы и вертяной камень, а под зыбку, на пол, кладут старый веник.
Если принять эти меры предосторожности, жихарь оказывается бессильным.

Жыж

Согласно белорусскому преданию дух огня, который постоянно расхаживает под землею, испуская из себя пламя.
Если он ходит тихо, то согревает только почву, если же движения его быстры, то производит пожары, истребляющие леса, сенокосы и нивы.

Запечник

Это веселый, любящий пошутить домашний дух, живущий за печкою. Пропадет ли у хозяйки что-то, разобьется ли посуда — все это проделки запечника.

Заря (Дива, Дивня)

славянская мифология, бог, божество, богиня, заря, дива, дивня, солнце, сестра

Она олицетворялась у славян в образе богини и называлась сестрою Солнца:
"Заря ль, моя Зоренька, Заря, солнцева сестрица!.."
Согласно с наглядным, ежедневно повторяющимся указанием природы миф знает двух божественных сестер — Зарю Утреннюю и Зарю Вечернюю; одна предшествует восходу солнца, другая провожает его вечером на покой, и обе таким образом постоянно находятся при светлом божестве дня и прислуживают ему. Утренняя Заря выводит на небесный свод его белых коней, а Вечерняя принимает их, когда оно, совершивши свой дневной поезд, скрывается на западе...
В славянских сказках сохранились воспоминания о чудесной самопрялке, прядущей чистое золото, о золотых и серебряных нитях, спускающихся с неба. Из этих-то солнечных нитей и приготовлялась та чудная розовая ткань, застилающая небо, которую называем мы зарею, — покрывало богини.
В наших заговорах на унятие крови находим следующие любопытные обращения к богине Заре: "На море, на океане (море — небо) сидит красная девица, щвея-мастерица, держит иглу булатную, вдевает нитку шелковую, рудо-желтую, зашивает раны кровавые"... Потому "кровь" стала метафорою ярко рдеющих лучей солнца. Розоперстая богиня Заря тянет "рудо-желтую" нитку и своей золотою иглою вышивает по небу розовую, кровавую пелену; испрашивая у ней помощи от разных недугов и вражьих замыслов, заговоры выражаются так: "Заря-Заряница, красная девица, полуночница! Покрой мои скорбные зубы своею фатою; за твоим покровом уцелеют мои зубы"; "Покрой ты, девица, меня своею фатою от силы вражней, от пищалей и стрел; твоя фата крепка, как горюч камень-алатырь!" Этой фате даются эпитеты вечной, чистой и нетленной. Потухающая Заря заканчивает свою работу, обрывает рудо-желтую нитку, и вместе с тем исчезает с неба ее кровавая пелена, почему народное поверье и присвоило ей силу останавливать текущую кровь и зашивать действительные раны: "Нитка оборвись — кровь запекись!" или по другому выражению: "Как вечерняя и утренняя зари станут потухать, так бы у моего друга милого всем недугам потухать"...

Читать Часть 1

Читать Часть 3

Читать Часть 4

Читать Часть 5

Читать Часть 6

Читать Часть 7

Читать Часть 8

Читать Часть 9









Обсудить на нашем форуме

Категория: Старая ВѢра (Инглiизмъ) | Добавил: Sventoyar (16.01.2012)
Просмотров: 6620 | Теги: СЛАВЯНСКИЕ БОГИ, Инглiизмъ, Родная Вера, Славяно-Арийская Культура, злые и добрые Духи, Колдуны, богатыри | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
РОДобожие © Льто 7518 - 7524 от С.М.З.Х. 18+ |