Шестица, 03.12.2016, 08:23Главная | Регистрация | Вход

Форма входа

Логин:
Пароль:

Ключевые слова

Мини-чат



Славянское Время

Наши Праздники

Фаза луны

Поиск по сайту

Коляды Дар 7525

Живая Буквица

х'Арийская Каруна

Галерея

Алтайский мёд

Рунические Обереги



Славянские Рунические обереги на заказ

Старая ВѢра

Наследие Предковъ

Мудрословие

Наше Потомство

Здрава

Музыка Света

Русь в картинах

Славянский софт

Русский Домострой

Деревенская Жизнь

Запретные находки

Выживание

Наш Опрос

Чего вы ожидаете в лето 7520 от С.М.З.Х.? (2012 году)
Всего ответов: 3302

Славянская музыка

АудиоВѢды

Коловрат ТВ

Наши Друзья

Кнопка сайта



РОДобожие - Славяно-Арийская Культура - Наследие Предковъ.

Помощь сайту


Купить Алтайский мёд с личной пасеки

Ваша помощь
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку
Яндекс Деньги: 410011010026666

Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0




Рейтинг Славянских Сайтов



Голосуйте за наш сайт в каталоге Rubo.Ru















Яндекс.Метрика
Наследие Предковъ
Главная » Статьи » ВеРА » Старая ВѢра (Инглiизмъ)

Олег Иванович Мамаев «Беседы о Ведовстве»


Фрагменты книги

Тем, кто помнит и хранит, кто он есть и откуда, кто ищет истоки чистые свои и встает на защиту Справедливости не щадя живота своего…
Тем, кто в сумраке ночной Тьмы, не спит спокойным сладким сном, а собирается у ведунских костров, приближая Рассвет, посвящаются эти беседы…

Одинокая птица над полем кружит.
Догоревшее солнце уходит с небес.
Если шкура сера и клыки, что ножи,
Не чести меня волком, стремящимся в лес.
Лопоухий щенок любит вкус молока,
А не крови бегущей из порванных жил.
Если вздыблена шерсть, если страшен оскал,
Расспроси-ка меня, как я жил.
Я в кромешной ночи, как в трясине, тонул,
Забывая, какой над землей небосвод.
Там я собственной крови с избытком хлебнул-
До чужой лишь потом докатился черед.
Я сидел на цепи и в капкан попадал,
Но к ярму привыкать не хотел и не мог,
И ошейника нет, чтобы я не сломал,
И цепи, чтобы мой задержала рывок.
Не бывает на свете тропы без конца
И следов, что навеки ушли в темноту.
И еще не бывает, чтоб я стервеца
Не настиг на тропе и не взял на лету
Я бояться отвык голубого клинка
И стрелы с тетивы за четыре шага.
Я боюсь одного — умереть до прыжка,
Не услышав как лопнет хребет у врага.
Вот бы где-нибудь в доме светил огонек,

 Вот бы кто-нибудь ждал меня там, вдалеке…
Я бы спрятал клыки и улегся у ног.
Я б тихонько притронулся к детской щеке.
Я бы верно служил — и хранил, и берег,
Просто так, за любовь! — улыбнувшейся мне…
Но не ждут, и по-прежнему путь одинок,
И охота завыть, вскинув морду к луне.
(М. Семенова)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Лежащая перед вами книга не является самоучителем для желающего изучать славянские боевые искусства, хотя может немного помочь в этом деле. Беседы, собранные в книге, предназначены в помощь моим ученикам, моим товарищам, продолжающим сегодня путь хранителей нашей ведийской традиции Крылатых Псов Семаргла. Необходимость подобного, пусть не совершенного, учебного пособия для изучающих Джи кХай симуранской традиции назрела уже давно.
К сожалению, в форме книги передать очень многое практически невозможно, поэтому прошу не судить строго несовершенство этого пособия… Кто-нибудь сможет это сделать лучше меня, эта же книга лишь первая ласточка и у нее свои задачи, которые она, я надеюсь, сможет выполнить. Если она заинтересует человека нашими истоками, истоками нашей славянской культуры, традициями и наследием наших пращуров, заставит его взглянуть на историю своего народа по-новому и пробудит интерес к этой истории — она выполнила свою задачу.
В следующих книгах этой серии будет рассказано и об этой тематике и о методах целительства и о многом другом, что удалось сохранить сквозь века гонений и преследований волхвов и ведунов. Пока же — беседы с учениками о небольшой части того огромного и уникального наследия, что дошло до наших дней из седой древности, из глубин веков. Беседы, предназначенные им, беседы, предназначенные моему подрастающему сыну, беседы для тех, кто во время Ночи Сварога не спит, ожидая и приближая наступление Рассвета.

Часть 1. Беседа первая.

Это нам говорят сами враги… И спрашивали
нас народы: кто есть мы? И мы отвечали им
что мы — люди, не имеющие края и правят
нами греки и варяги. И что же мы поведаем
детям нашим, которые нам будут плевать в
глаза — и будут правы?
«Велесова книга»

Ведовство, язычество… Эти слова, понятия, название старой веры наших предков сегодня звучат почти как синонимы варварства и дикости. Но, поднимаясь по ступеням своего развития, славянские народы должны смотреть не только в будущее, но и оглядываться в прошлое, соизмерять свою жизнь с деяниями Праотцев наших. Благодаря этому осуществляется связь времен, и мы увидим, что будущее не возникает само собой, а берет начало в глубине веков. Это поможет пробудить ту дремлющую предопределенность славянских народов, которая должна будет сыграть главенствующую роль в момент предстоящей битвы сил Добра и Зла. От исхода этой битвы будет зависеть последующее направление и итог человеческой цивилизации. Тот, кто сошел с указанной пращурами дороги, рискует заблудиться в дебрях истории и исчезнуть с лица Земли.
В этой беседе, как и во всей книге, нет цели проанализировать огромное наследие уникальнейшей и самобытной ведийской культуры или дать грозную отповедь хулителям и очернителям истинной истории славянских народов и нашей веры. Когда читаешь жуткие истории о дикости наших пращуров, видишь, сколь много суеверных страхов и темных слухов до сих пор витает вокруг нашей истории и истоков культуры славянских народов, начиная «от страшных кровавых жертв богам», о которых любят разглагольствовать противники ведийской культуры, до откровенной ахинеи преподносимой в виде «ученых исследовательских изысканий»… Хочется задать вопрос тем, кто устраивает суд над нашим наследием — а справедлив ли суд ваш, коль на нем дают слово только обвинителям, знающим предмет спора лишь понаслышке и затыкают рот хранителям обвиняемой веры?..
«Слава богам нашим! Мы имеем истинную веру, которая не требует человеческих жертв. Это же делается у варягов приносящих такие жертвы и называющих Перуна — Перкуном. И мы ему приносим жертвы, но мы смели давать лишь полевые жертвы и от трудов наших просо, молоко, жир. А так же подкрепляли Коляду ягненком, а также на Красную гору… Так всякий, который слушает греков, скажет про нас, что мы людоеды. Но это ложная речь, поскольку это воистину не так! Мы имеем иные обычаи. Тот же, кто хочет победить говорит о нем злое, и тот глупец, кто не борется с этим, потому что другие это начнут говорить» (Велесова книга).
Самые жаркие дискуссии по этим вопросам почему-то возникают с христианами. Последователи Христа так и рвутся в бой! Непонятно откуда взялась эта воинственность, этакий праведный гнев крестовых походов и костров инквизиции у последователей вроде бы гуманного мирного учения. Пора бы понять, что все сложившиеся веками, созданные народом учения справедливы, они просто о разном, о разных сторонах одного огромного и непознаваемого мира. Они для разных людей. Христианство — для страждущих, жаждущих утешения, надежды, ухода от бед и ответственности этого мира. Ведовство и язычество — для людей действия, живущих здесь и теперь, тем, чье счастье в борьбе. Недаром христианство на Руси вплоть до десятого века мирно уживалось с язычеством, языческие и христианские храмы стояли по соседству друг с другом.
Да и потом, позднее, когда порублены были волхвы, когда ведийское учение было принесено в жертву политике, в среде князей, бояр и даже высшего духовенства, не говоря уже о простом народе, продолжали исповедовать двоеверие.
Ведийская традиция не угасала. При Андрее Боголюбском, а позднее и при Всеволоде строились многие храмы, среди них Покров на Нерли, Дмитровский собор во Владимире и Георгиевский собор в Юрьеве-Польском — украшенные рельефом не только с христианскими, но и с древними ведийскими сюжетами, повторяющими рельефы ведийских храмов Руси. Среди рельефов этих храмов изображение Даждьбога, Сварога, Велеса, Семаргла, выполнены они резчиками древней ведийской школы.
При Андрее Боголюбском во главе священнослужителей во Владимире был отец Феодор, которого современники именовали волхвом. Отец Феодор был племянником боярина Петра Бориславича (который по версии академика Рыбакова является автором «Слова о полку Игоревом»). По всей видимости, вся их семья принадлежала к роду волхвов-хранителей старой веры. Они берегли священные ведийские книги, знали и песни бояновы. Это не мешало отцу Феодору одновременно быть и православным христианином апостольской традиции — той, что не отрицала древнюю русскую ведийскую веру.
Митрополит киевской и всея Руси, грек Константин, ярый поборник византийской ортодоксальной веры и греки-церковники обвинили отца Феодора в ереси и казнили в 1168 году в Киеве, и «прокляли его собором, а книги, писанные им на торгу перед народом, сожгли». В летописях рисуется жуткий образ отца Феодора. Но, наверное, следует учитывать, что писалась летопись монахами, кои не были беспристрастными в этом вопросе. Да и трудно поверить, что отец Феодор, при котором строились светлые храмы, который выступал за сохранение древних славянских традиций, был на самом деле кровожаден, как пишут об этом летописцы.
Почему же была предпринята насильственная христианизация Руси? Чтобы удержаться у власти, князьям необходима была кроме военной силы иная, чуждая свободолюбивому славянскому народу религия. Этой верой стало византийское христианство. Если до православия ведийская вера освящала народовластие, сменяемость князей по воле народа, главенство вече, священство законов профессиональных союзов (ремесленных цехов, воинского Перунова братства), то православие византийского толка обожествляло князя, как «помазанника божьего». Ведовство строилось на почитании Справедливости, христианство же на почитании добра. Хотя мы сейчас хорошо знаем, что за добро оно несло славянам, да и другим народам мира через костры инквизиции, пыточные камеры для инакомыслящих и крестовые походы.
В открытом споре, а христианские церкви существовали на Руси за сотни лет до «крещения Руси» в 988 году, оно не смогло победить ведийскую веру. Потому крещение славян проходило насильственно, сопровождаясь казнями, погромами святынь, разграблением славянских храмов, избиением не желающих креститься.
Целые славянские рода уходили с насиженных мест и скрывались в степях, лесах, уходили в другие славянские земли. О размерах жертв можно судить по летописям и документам тех времен.
Так, в 990 году византийский топарх (военачальник), столкнувшись вблизи границы с карательным отрядом князя Владимира Святого(!) писал своему начальству, что «северный царь стер с лица земли десять городов Белых Хорват, живших по Бугу и уничтожил 500 деревень». Даже на сегодняшний день десять сожженных городов и 500 вырезанных деревень для одной области это более чем много, а для тех времен было равносильно ядерной войне.
Вот что можно сказать в ответ на сказки о добровольном принятии славянами «самой доброй» христианской веры.
Справедливости ради стоит упомянуть и о том, что когда в Киеве было принято христианство, да и Новгород «добровольно» крестился «огнем и мечом» киевским воеводой, произошел раскол на Русь христианскую и Русь языческую. Наиболее сильными центрами второй были Переславль на Дунае и огромная область вокруг Переславля Приднепровского, образовавшие свое Алатырское царство. Но вскоре раскол был преодолен, и эти земли вступили в состав Киевской Руси на правах своеобразной культурной автономии. В летописях славян-язычников стали именовать «своими погаными», т.е. язычниками, подданными Киеву.
Но и здесь, поначалу лишь, все было более-менее хорошо. Князь Ярослав совершал походы против язычников, не трогая Переславль, используя его как щит против половцев. Но уже его приемники перестали терпеть языческую автономию у себя под боком. И язычники оказались в кольце — с одной стороны на них нападали орды степняков, с другой — «крестители». Киевские князья стали устраивать походы в земли язычников с целью обращения их в «истинную веру». 1060 году Изяслав, Всеволод и Святослав пришли к Переславлю, что вблизи Киева, с «вои бесчисленны», причем это произошло вскоре после того, как Переславль оказался крайне ослаблен неудачной войной с половецким ханом Боняком. И были переяславцы разгромлены союзными дружинами Киева, Турова и Чернигова. Как отмечает летописец, переяславцы после битвы «помроша бегаючи, Божьим гневом гонимы и судом Божьим, тако Бог избави христиан от поганых». (Лаврентьевская летопись 1060 год).
Более всего преуспел в деле крещения переяславцев сын Всеволода — князь Владимир Мономах (1053-1126 гг.). В 1080 и 1120 годах он ходил на Переславль войной — оба раза после того, как переяславцы были обескровлены осадами половцев. В 1120 году Владимир Мономах истребил язычников частью, а прочих изгнал из Переславля. Остались лишь те, кто принял крещение.
Долго на Руси не утихали мятежи против «добровольного» крещения и поругания веры Праотцев. Вот что говорят об этом христианские летописи:
Лаврентьевская летопись. «6579 (1071) год. Такой Волхв появился при Глебе в Новгороде, говорил людям, притворяясь богом, и многих обманул, чуть не весь город, уверяя, будто «все ведает и предвидит», хуля веру христианскую, уверял что «перейдет Волхов перед всеми». И был мятеж в городе, и все(!) поверили ему и хотели погубить епископа. Епископ же взял крест и обрекся в ризы, встал и сказал: «Кто хочет верить волхву, пусть идет за ним, кто же верует, пусть ко кресту идет». И разделились люди надвое: князь Глеб и дружина его пошли и встали около епископа, а люди все(!) пошли за волхва… Глеб же взял топор под плащ, подошел к волхву и спросил: «Ведаешь ли, что завтра утром случится и что сегодня до вечера?» — «Все предвижу». И сказал Глеб: «А знаешь ли, что будет с тобой сегодня?» — «Чудеса великие сотворю», — сказал. Глеб же вынув топор, разрубил волхва и пал он мертв…»
Воистину достойный христианский поступок! Топором по голове и конец религиозному диспуту. Освоив правила ведения теологических споров, с волхвами позже уже не церемонились. В 1227 году новгородские княжьи люди «привели волхвов на двор мужей Ярослава, и сложили великий огонь на дворе Ярослава, и связали волхвов всех и бросили в огонь, и тут же они все сгорели». (Никоновская летопись). За что это было сделано? Волхвы и потворницы «ложные знамения творили, чудесами да исцелениями умы смердов смущали…» Вот еще один яркий пример христианского «добра».
В 1648 году стараниями церковников царь Алексей Михайлович издал указ о запрещении народных песен, плясок, скоморошьих представлений, и других народных увеселений ввиду их «бесовского» т.е. ведийского происхождения. Как-то не вяжется теперь заявления вроде «все православное и есть истинно русское», с тем, что происходило на самом деле. Несколько иными путями, чем утверждается многими именитыми мужами, вольные славяне Земли Русской превращались в нынешний «русскоязычный этнос»…
Не менее гуманно пришло к славянским народам и учение христиан-католиков. В восьмом — девятом веках славяне занимали земли от Лабы (Эльбы) на западе и до Волги на востоке. Хорутане (ныне словенцы) жили на юге современной Австрии и на востоке Италии, чехи и лужицкие сербы на востоке Тюрингинии, по реке Майн, полабы расселились по обеим сторонам Лабы (Эльбы). С конца восьмого века славян начали активно теснить германские феодалы. Все это делалось под предлогом обращения диких язычников в христианство. Там где не удавалось провести «добровольное» крещение подобно Киевскому, засылались проповедники, внедрялось ими исподволь среди части населения христианство… А затем оказывалась помощь единоверцам, и присоединялись земли единоверцев к своим графствам и герцогствам с попутным вырезанием оставшихся язычников — дикарей. Так погибла Великая Моравия, были уничтожены поморяне, ободриты, лютичи, часть которых бежала в земли Великого Новгорода. Таким же образом немцы вырезали пруссов. Дольше всех сопротивлялась Руяна — славянское государство со столицей Арконой на острове Руян (ныне остров Рюген).
Может быть, действительно христианство принесло культуру и цивилизацию дикарям — славянам, жившим в те времена подобно зверям в невежестве и грязи, как говорят об этом многие историки? Давайте вновь обратимся к свидетельствам современников…
Свидетельство из «Жизнеописаний Оттона Бамбергского», епископа, обращавшего диких язычников-поморян в христианство: «В городе Щетине (Щецин) находилось четыре контыки (района). Но одна из них, бывшая главнейшей, выделялась украшениями и удивительной искусностью постройки; она имела скульптурные украшения как снаружи, так и внутри. Изображения людей, птиц и животных были сделаны так естественно, что казалось они живут и дышат. И что надо отметить, как наиболее редкостное: краски этих изображений, находящихся снаружи здания, не темнели, и не смывались ни дождем, ни снегом и такими их сделала искусность художников… Сюда они приносят, по давнему обычаю своих предков, определенную законом, десятую часть награбленных богатств… Там же хранились золотые и серебряные сосуды и чаши… там же хранили они в честь богов и ради их украшения огромные рога диких быков, обрамленные в золото и пригодные для питья, а так же рога, в которые трубили, кинжалы, ножи, различную драгоценную утварь, редкую и прекрасную на вид…»
Куда делось это богатство, когда вслед за епископом пришли воины графа Голштинского, наверно не трудно догадаться… Давайте теперь с помощью того же епископа попробуем посмотреть на саму жизнь и «нищету» несчастных язычников: «Изобилие рыбы в море, реках, озерах и прудах настолько велико, что кажется невероятным. На один денарий (1 денарий равен примерно 1,6 грамма серебра) можно купить целый воз свежих сельдей, которые настолько хороши, что если бы я стал рассказывать все, что знаю об их запахе и толщине, то рисковал бы быть обвиненным в чревоугодии. По всей стране множество оленей и ланей, диких лошадей, медведей, свиней и кабанов и разной другой дичи. В избытке имеется коровье масло, овечье молоко, бараны и козье сало, мед, пшеница, конопля и мак, всякого рода овощи и фруктовые деревья, и будь там еще виноградные лозы, оливковые деревья и смоковницы можно было бы принять эту страну за обетованную…»
Описывая «дикий нрав» славян епископ указывает на особенно поразившие его дикости: «честность же и товарищество среди них, сатанистов-язычников таковы, что они, совершенно не зная ни краж, ни обмана, не запирают своих сундуков и ящиков. Мы там не видели ни замков, ни ключа, а сами жители были очень удивлены, заметив, что вьючные ящики и сундуки епископа запирались на замок. Платья свои, деньги и разные драгоценности они содержат в покрытых чанах и бочках, не боясь никакого обмана, потому что его не испытывали. И что удивительно, их стол не стоит пустым, никогда не остается без яств. Каждый отец семейства имеет отдельную избу, чистую и нарядную, предназначенную только для еды. Здесь всегда стоит стол с различными напитками и яствами, который никогда не пустует: кончается одно — тотчас несут другое. Ни мышей, ни мышат туда не допускают. Блюда, ожидающие участников трапезы, покрыты наичистейшей скатертью…» Просто удивительно, какие «дикарские» обычаи поразили «цивилизованного» епископа. Создается впечатление, что дикарем был епископ, а не язычники-славяне…
Естественно, что заполучить такую землю обетованную было голубой мечтой всего христианского мира. Но обратимся вновь к тому же источнику, описывающему жалобы дикарей после их приобщения к вере христовой и установления над ними власти графа Голштинского: » Мы, жители этого маленького уголка уплатили 1000 марок(1 марка равна 160 денариям), а потом еще много сотен марок графу Гольштиненому, и это все мало еще». Вспомните воз сельди за один денарий… Но как далее пишет епископ: «таким образом, ширилось дело Господне в земле вагрской (славянской) и в этом граф и епископ оказывают друг другу помощь. И ушли славяне, жившие в окрестных селениях. И пришли саксы и поселились здесь. Славяне же постепенно убывали в этой земле… Однако еще невозможно было удержать славян от грабежей христиан… не отступали еще (славяне) от грехов отцов своих».
Какие же все-таки неблагодарные: их приобщили к новой вере, а они грабят своих спасителей! Оставшихся в живых после приобщения славян, ограбив, заставили платить по «3 модия и 12 денариев» с плуга. «И увеличивались десятины в земле славянской, потому что стекались сюда из своих земель тевтонцы, что бы населить землю эту, просторную, богатую хлебом, удобную по обилиям пастбищ, изобилующую рыбой и мясом и всеми благами».
В 1247 году был предпринят крестовый поход против славян. К 1254 году стали немецкими города Любек, Зверин (Шверин), Добин, Росток, Велеград, Дымин (Демлин), Колобжег (Кольберг), Камень, Волынь, Щецин (Штеттынь), Бранибор (Бранденбург). В 1168 пала под ударами датчан Аркона. Христианство принесло славянским народам столько «добра», что его трудно сосчитать и сегодня. Забыта славянская история наших народов, не помним родства более. Правительства славянских государств и поныне заняты своими делами: славяне-католики режут славян-православных и славян-мусульман в Югославии, чехи гадают отдать или не отдать Судетскую область Германии, русские и украинцы озабочены восстановлением немецкой автономии…
Германия объединяется, Западная Европа объединяется, румыны объединяются, а славяне разъединяются: чехи со словаками, хорваты с сербами, сербы со словенцами, русские с украинцами, украинцы с белорусами, и каждый норовит друг другу напакостить.
Но ведь было уже подобное… Ведь и гибель Руяны и гибель Руси Киевской произошли из-за усобиц между славянами, которые подорвали обороноспособность славянских государств. А история православной Руси, которую «святой» Владимир так объединил с помощью христианства да меча, а его сыновья растащили по кусочкам — это боль не чья то ведь, а наша, тех, кто живет на этой земле. Сейчас все заняты тем, что ищут врагов: демократов, коммунистов, фашистов, сионистов, антисемитов и т.д., и т.п. Да не нужно искать врагов, они сами вас найдут. Нужно только быть повнимательней. Присмотритесь, славяне…
Разумеется, нельзя восстанавливать ни государственность славянскую, ни духовность славян христианскими методами: убийствами, сжиганием на кострах, пытками и иными подобными способами. Нужно законным путем добиваться своих прав. Нельзя делать чистое дело грязными руками, но и совсем не делать его нельзя.
Ведь рядом, сегодня, пока одни граждане России ищут духовность там, где ее никогда и не было, бросаются то в «кришнаиты», то в «белые братья», большинство остальных медленно погружаются в бездуховное болото, которое грозит превратить страну в помойку. Загляните же в прошлое своих родов, научитесь гордиться своими истоками, вспомните, кто вы есть: вятичи, кривичи, дреговичи, тиверцы, радимичи, невры, уличи, древляне, волыняне, северяне, поляне, чехи, полабы, ободриты, словаки, лютичи, венды, ляхские поляне, словенцы, вагры, рузы, словени, сербы, хорваты, русы, росомоны, людены, берендеи… Вспомните и то, что все мы рода славного — славяне, один народ.
«И так слава отцов наших придет к Матери Славе,
и пребудет в ней до конца веков земных и иной жизни.
И с этим мы не боимся смерти,
ибо мы — потомки Даждьбога.»
(Велесова книга)

Славянское язычество — это целый необозримый мир и причем неплохо известный ученым. Существует достаточно много книг и исследовательских трудов археологов, этнографов, историков религий, специалистов по верованиям древних славян, в научных библиотеках можно найти множество материала для желающих побольше узнать об этом мире. Беда лишь в том, что почти все эти книги написаны учеными для таких же как они специалистов, а потому малопонятны и не привлекают внимание простого читателя, особенно это касается молодежи. Это касается и как вопросов о верованиях, так и самой жизни наших пращуров.
В этой беседе я предлагаю немного поговорить о жреческом сословии славян. И прежде, чем приступить к рассказу о хранителях ведийской веры, хочу напомнить о единственном языческом богатыре славянского эпоса христианских времен — о богатыре Святогоре. Богатыре, настолько могучем, что он не воюет ни с кем… Легендарного Илью Муромца, вызывающего его на бой, бахвалящегося своей силой и оскорбляющего его, Святогор просто походя опускает в карман вместе с Бурушей Косматым… В образе Святогора зашифрована та огромная мощь ведийской культуры языческой Руси, познавшей такие тайны Мироздания, к коим сегодняшняя наука только-только ищет подходы… Но опасны знания и сила Святогора, особенно при нечистых руках, при нечистых умах и душах. Наступила эпоха Рыб — Ночь Сварога, наступило для всей Руси темное время, и перестала носить Святогора Мать-Сыра Земля. Обратился Святогор в камень до часа назначенного, а силу свою Илье Муромцу, богатырю православному передал. Передал, но не всю, а часть лишь малую. «А то и тебя Мать-Сыра Земля носить не станет…» Той же силе, что Илье досталась от Святогора, как гласит предание «на бою смерть не писана», нельзя ее не подмять, ни победить. Можно лишь самим распродать, разбазарить, пропить да прогулять «по кабакам царским»…
В чем же главная тайна ведовства — этой святогоровой Силы? Почему мир язычества славян, ведийские вера и культура живы и по сей день, и не думают умирать, несмотря на тысячелетия христианства, ни на почти столетие атеизма?
Наверное, в первую очередь в том, что это действительно практическая прикладная философия, согласно которой человек в отличие от современника, прикладывался к окружающему миру, к окружающей среде, Природе так, что она не гибла. Главным было единение, чувствовать себя неотделимой частицей мироздания. Религиозные понятия язычества и ведийские нормы — Поконы столь густо пронизывали всю жизнь наших пращуров, что совершенно невозможно судить даже о таких, казалось бы, сугубо материальных вещах и предметах, как украшения и оружие, не имея понятия о сложном комплексе верований, определяющих изготовление и применение вещи. Вот и получается: отмахиваясь от язычества, мы тем самым лишаем себя столь необходимых ключей к пониманию мира наших предков — и духовного, и материального.
Хранитель традиций ведовства — ведун — это в первую очередь человек, владеющий секретом высшего познания окружающего мира, всегда умеющий найти и указать другим единственно верный путь — своего рода первопроходец. Быть ведуном — это и образ жизни, это и профессия. Ведовство ведь сочетает в себе самые глубокие и разнообразные знания о человеке: о его физическом естестве и окружающей его Природе, о духовном мире и тонких мирах, о взаимном влиянии человека и окружающего его мира на разных уровнях, о взаимосвязи человека с Землей-Матушкой и небесными светилами. Знания эти накапливались многими тысячелетиями и ведун должен обязательно ими овладеть. Ведь само слово «ведать» подразумевает не просто «знать», а проникать в сокровенные, глубинные тайны Бытия. Так что хранитель ведийской веры — ведун — это сумма знания, опыта и таланта.
У древних славян ведуны заслуженно пользовались огромным уважением, их слово являлось решающим и в споре, и в решении житейских бытовых вопросов. Множеством знаний владели ведуны и, поэтому, их часто называли волхвами — волшебниками. Волхвы были «и лекарями, и хранителями преданий, и знатоками природы». Они поддерживали равновесие в обществе, не давали безмерно обогащаться одним и впадать в нищету другим. Именно волхвами поддерживалось народовластие у славянских народов. Волхвами были и женщины, и мужчины, сумевшие пройти трудный и подчас жестокий путь обучения, прошедшие ряд Посвящений — инициаций. Ничего ведь не дается даром, тем более то, что касается знаний, умения и опыта. И как в любой профессии, были среди волхвов и своеобразные специализации: Кудесники — облакопрогонители предсказывали и своими магическими действиями вызывали необходимые людям дожди, снег, солнечную погоду. Ими же были созданы и агромагические календари, которые в дальнейшем были заимствованы и частично видоизменены христианской церковью. Они же следили за обрядностью, организовывали и руководили ведийским богослужением, осуществляли гадания и хранили в своей памяти Знания и мифы, восходившие ко временам древней прародины славянских народов — погибшему около 40 тысячелетий назад материку Арктиде — легендарной Гиперборее или стране Хайр.
Волхвы — целители лечили людей и животных, наузники, обавницы, потворы и хранильники ведали тайны изготовления различных оберегов, амулетов, различной сакральной символики, знали тайны Слова и свойства минералов, растений и прочего окружающего нас мира влиять на людей и взаимодействовать друг с другом.
Волхвы — мечетники и характерники владели знаниями и умениями, сегодня называемыми гипнозом, психологией и экстрасенсорикой.
Многолюдны были сборища, на которых волхвы — кощунники и бояны исполняли свои песни и сказывали «кощуны» — сказания и мифы об истории славянской, о героях и их свершениях. Слушатели слушали и повторяли услышанное своим детям. Благодаря этому и смогли дойти до наших дней, от поколения к поколению передававшиеся древние сказания, превратившиеся в волшебные сказки.
Существовал среди волхвов и своеобразный военно-религиозный орден ведунов-симуранов, известных в исторических упоминаниях больше под именем волкодлаков — » носящих волчью шкуру «. Но более подробно мы о них поговорим в следующей беседе…
Для развития магических сил, укрепления тела ведунами были разработаны специальные методики как физического, так и психологического характера, сведенные в единую систему, получившую название Джи кХай. Слово «кХай», означающее понятие той легендарной Силы богатыря Святогора, можно перевести на современный язык множеством слов: Любовь, Искренность, Чистота, Верность, Честь, но ни одно из этих слов не означает полного понимания «кХай», хотя каждое из них будет верно. Правильнее будет сказать, что понятие «кХай» означает ту животворную Силу, что лежит в основе всего мироздания — Силу Жизни. Слово же «Джи» можно перевести на современный язык, как «отдающийся, обрекающий себя на служение»…
«Знание закаляет сталь меча — твоего духа, Джи кХай дает крепкие ножны и удобную рукоять этому мечу — твое тело», — как говорится в наставлениях симуранов, создавших из искусства Джи кХай школу психофизического самосовершенствования, относящуюся в нынешнем понимании к боевому искусству.
Вообще, тема славянских боевых искусств, как и тема славянского язычества и ведийской культуры в последние годы вызывает громкие и яростные споры между сторонниками и противниками возрождения ведийской духовности и традиций. Утверждения по поводу отсутствия у славян воинской культуры, традиций равносильны уже рассматриваемым ранее утверждениям по поводу «дикости» и «варварства» славян и о добровольном принятии чуждой славянам веры.
Любой народ половину своих жизненных сил и энергии, исторического времени тратил на войну, на отстаивание своего права на существование, на защиту им созданного. Не исключение из этого исторического правила и славянские, в том числе и восточнославянские народы, и тот конгломерат племен и народов, который составил в последние века русскую нацию. У каждого народа есть свои довольно богатые традиции воинской культуры. У воина — человека, постоянно встречающего на своем пути смерть, больше чем у кого другого поводов задуматься о смысле жизни, а между битвами больше времени для его постижения. Многие величайшие философские и религиозные учения, школы подарены миру именно воинами. Постижение Мироздания, познание вечно изменяющегося, противоборствующего мира, на его простейшей модели — поединке, что может быть гениальнее… и проще…
Воинская культура — как минимум половина культуры народа, и стыдливо замолчать, забыть, попросту выхолостить ее из общей этнокультуры нельзя безнаказанно. А если это делается, тем более так активно, как это происходит путем очень многих публикаций в сегодняшних журналах и газетах, порой очень именитыми спортивными или культурными деятелями… то возникает вопрос — ради чего?.. Вместе с культурой боя, законами поединка уходят одновременно из жизни понятия доблести, мужества, чести. Ведь это категории, в первую очередь, воинские… как и милосердие, и рыцарство… И именно отсутствие воинской культуры есть варварство, а отнюдь не наличие этой культуры…
Можно вычеркнуть из истории воинов — ратоборцев последнего языческого князя Киевской Руси Святослава, сумевшего объединить все восточнославянские племена в единый воинский союз, бивших врагов славянских от Волги до Болгарии… Можно говорить о дикарях-славянах, прятавшихся от врагов своих в прибрежных камышах и лесных дебрях… А можно вспомнить страх византийских военачальников испугавшихся атаковать князя — пардуса, прикрывавшего с двадцатью(!) дружинниками отход от Доростола обоза с ранеными и измученными многолетней осадой воями-славянами. Окруженные ратники, сбросив кольчуги и отшвырнув щиты, исполнили ритуал смерти. Императорский военачальник испугался атаковать росичей, оправдываясь тем, что потерял бы больше половины своего отряда из нескольких тысяч(!) византийских солдат… А сама история осады Доростола, о которой стараются не вспоминать хулители русской воинской культуры?
Почему, кстати, византийский монарх содержал целый отряд гвардии из славян и старался всячески пополнить его «не знающими» ратное дело славянами? В 960-961 г. г. полководец Византии Никифор Фока, возглавлявший отборную армию, которая высадилась на Крит и разгромила главную опорную базу арабских пиратов, в качестве главной причины успеха называет «хорошо обученных к войне росов и тавроскифов».
Византийский историк Лев Диакон, относившийся к руссам неприязненно, вынужден был признать: «Войска сражались с непревзойденной храбростью. Росы, которыми руководила их врожденное зверство и бешенство, в яростном порыве устремлялись, ревя, как одержимые… бой шел с переменным успехом, и до самого вечера нельзя было определить, на чью сторону склоняется победа…»
Можно попробовать забыть и о таких ведунах — ратоборцах, что вписали свои имена в нашу историю, как князь Олег Вещий, полоцкий князь-ведун Всеслав-Оборотень, вставший во главе Киевской Руси в тяжелую минуту половецкого набега, когда предали Киев православные князья и отказавшийся после победы от великокняжеского престола во избежание междоусобицы на русской земле… О воеводе Боброке, сумевшем с несколькими воинами заставить литовского князя Ягайло отказаться от помощи монголотатарским ордам, а затем решившим исход Куликовской битвы…
По разумению некоторых «профессионалов» воинских искусств для того, чтобы сражаться со степняками, большую часть своей жизни проводивших в воинских походах и набегах, с германцами-рыцарями, сделавшими военное дело своей профессией, с прочими врагами славян, среди которых и византийское воинство, у которых эти же «историки военного дела» не отрицают наличие школ воинского мастерства, славянским варварам не нужно было наличие навыков боевого искусства и умения…
«Бысть же у поганых девять соть копей, а у Руси девяносто копей. Надъющимъся на силу, погании пондоша, а наши противу имъ… И смещася обои, и бысть съча зла… и половцы побегоша, и наши по ним погнаша, ове секуще…» (Радзивиловская летопись).
«Олбергъ Ратиборич приимъ лукъ свои, и наложи стрълу, и удари Итларя в сердце, и дружину его всю избиша…» (Радзивиловская летопись).
Никоновская летопись о Рагдае: «и ходил сей муж на триста воинов».
Вспомним город Аркону, в котором находился священный для всех славян храм Свентовида, в который, подобно Мекке для мусульман, или Иерусалиму для христиан и иудеев, приходили и приносили дары со всех славянских земель. При храме Свентовида находились триста рыкарей (или, как чаще сейчас говорят, рыцарей), которые охраняли храм и наводили ужас на все неславянское побережье Балтики, которое не могло в то время пожаловаться, что оно не воинственно или не знает воинского умения…
Исторические источники говорят о том, что один рыкарь был способен разогнать 10-20 воинов, а два рыкаря обращали в бегство сотню вооруженных человек.
Такими же воинами был славен и храм Радогоста в городе Ретра.
Может быть это преувеличение летописцев, обычная героикопоклонническая гипербола? Отнюдь, летописцы в большинстве своем скорее сожалеют о мощи дикарей-славян, чем восхваляют ее, либо отнюдь не склонны возвеличивать воинские дела… Так что же заставляет усомниться в этих строках? Способность совершать подобное. Способность вообще… Но в то же время безоговорочно принимается на веру любой рассказ о всемогуществе легендарных ниндзя. В их умопомрачительные выходки и способности. Так может дело в том, что убедительность подкрепляется потоком красноречия и удачным монтажом головокружительных трюков в кино- и видеофильмах? К сожалению, многое из того, что могли и совершали наши праотцы ныне действительно утрачено, позабыто и требует нового открытия. К счастью, не до конца потеряны корни, разрозненные крупицы Силы и Знания Святогоровых и сегодня передаются из поколения в поколение.
Та же народная медицина, сказки, те же традиции воинского мастерства наших предков, пусть и в измененном виде, но возрождаются нынче казачьи боевые техники, создаются школы учеников Алексея Кадочникова, ведет свою работу Александр Белов по созданию славяно-горицы, уже существуют исторические клубы и славянские ведийские общины, возрождающие воинскую культуру славян… Ведь воистину, несмотря на нынешний ажиотаж вокруг восточных боевых искусств, еще в средние века император Китая содержал у себя в качестве личной гвардии целый русский полк (!).
Что же касается непобедимости ниндзя и самураев, превосходства японских каратэ или джиу-джицу… То, несмотря на общий итог русско-японской войны 1904 — 1905 годов не было почему-то у японцев побед в рукопашных схватках, вообще они панически боялись рукопашных боев. Но ни один казак не испытывал ужаса перед самурайским мечем, наоборот, воины — тени всячески уклонялись от сабельных поединков с казаками и русской кавалерией.
Верните же себе чувство гордости за свои истоки, которые связывают нас всех с нашей общей историей, с нашими предками, найдите достоинство гордиться своим славянским происхождением, местом в неразрывной цепочке времен, соединяющей через настоящее — прошлое и будущее, и тогда станете непобедимыми. Нельзя охаивать огульно свое прошлое и традиции, но так же не достойно не уважать и чужое. Преклоняться, оплевывая свое — нельзя, но и не учиться этому лишь потому, что это наше, а то инородное очень глупо. Наши предки были мудрее. Ведуны берегли древнюю веру славян, но хранили и иные священные традиции, ибо пращуры наши, как и большая часть древнего мира не знали религиозной нетерпимости. Язычество славян отличалось терпимым отношением к иным религиям и учениям, в том числе и к христианству: веруешь по другому, ну и веруй себе на здоровье, только мне не мешай чтить моих Богов, как я привык. Всегда тех, кто приходил с миром, со знанием, принимали и выслушивали, каждая вера изучалась. «Уважай чужую веру и душу, ибо паскудствующий над святынями чужими, поносит своим делом и своих Богов», — так написано в древних книгах ведунов.
Главная ошибка волхвов была в том, что допустили они чужеземцев войти в дом не гостями, а хозяевами. Жреческое сословие славян поплатилось за эту ошибку своей кровью, а народ был обречен на вырождение. Вплоть до восемнадцатого века продолжалась охота за волхвами. В церковных требниках семнадцатого века для исповедания стояли вопросы: «Не ходил ли ты к волхвам? Не исполнял ли их указания?» В итоге к восемнадцатому веку не уничтоженной осталась низшая прослойка жречества, волхвы низших ступеней посвящения. Да и те выродились к девятнадцатому веку в знахарей, — колдунов и ведьм.
Возрождающееся нынче славянское языческое духовенство (или жречество) поставило перед собой цель — воссоздать из тьмы забвения подлинные славянские обычаи, законы и мировоззрение. Идет сложная кропотливая работа. Кончится скоро Ночь Сварога… Противники ведовства, предугадывая возрождение славянского самосознания, поспешили искусственно создать несколько псевдоведийских обществ, перед которыми поставлена задача: не дать славянам возродиться, запутать людей в различных «школах» язычества и опорочить этим все движение. Примеры тому: так называемое ведийское общество «Партия Арийского Пути», журнал «Волхв» и газета «За русское дело» (С.-Петербург). Публикациями, в которых Россия объявляется родиной слонов, а Иисус Христос славянином, достигается главная цель: сделать из язычества балаган, отвратить народ от интереса к его прошлому.
Постарайтесь же не забыть старую народную мудрость: » Кто выстрелит в Прошлое из пистолета, в того Будущее выстрелит из пушки».
Нам же, тем, кто сегодня стоит на страже старой веры, тем, чьи предки выдержали тысячелетия анафем и гонений со стороны «несущих добро и просветление заблудшим», не впервые вставать на защиту знаний и святынь, сбереженных пращурами.
«Да не убояша сердце стрелы летящей в День… Отречуся от злых деяний и течу к Добру…» ( Из молитвы Перуну ).
И вот матерь Сва бьет крылами
По бокам своим с двух сторон,
Как в огне вся сияя светом.
И все Перья Ее иные:
Красные, синие, рыже-бурые
Желтые и серебряные,
Золотые, и белые.
И так же сияет как Солнце — царь,
И идет она близ ясуни,
И так же сияет седьмой красой,
Завещанной от богов
И Перун увидев Ее, возгремит
Громами в том небе ясном.
И вот — наше счастье,
И мы должны
Приложить все силы
Чтобы видеть
Как отсекают
Жизнь старую нашу от новой
Так точно, как рассекают
Дрова в домах огнещанских.
И Матерь Сва
Крылами бьет.
Идем мы под наши стяги,
И это стяги ясуни!
(Велесова книга).

Часть 1. Беседа третья.

-Бабушка, расскажи сказку…
-Хорошо, внучек, слушай… Давным-давно,
в незапамятные времена, жил-был Господь
Бог. И жили тогда и служили Богу, создавшему
этот мир, разные ангелы помощники его.
И были они разные: белые, черные, серые.
Но поссорился однажды Бог с одним из первых
своих помощников-ангелов и ссора эта превратилась
в войну меж ними. И назвал Бог этого ангела Сатаной.
И ангелы из-за этой вражды тоже воевать меж
собой стали. И белые стали на сторону Бога,
а черные за сатану сражались. И добро бы, внучек,
дрались эти паскудники меж собой, да на небесах…
А то вздумали сражаться в душах людских…
И возмутились тогда серые ангелы и стали
биться они насмерть и с теми и с другими,
ибо никому нельзя души людские паскудить,
прикрывая корысть свою благими словами…
Победил в той войне Господь Бог с белыми
ангелами и остался на небесах, трон себе царский
воздвигнув, а Сатана со своими помощниками
был низвергнут в геену огненную да Князем над
Землей назначен… Помирились Бог с Сатаною
и лишь пакостят друг другу постоянно, да друг
дружку по всякому охаивают.
А серые ангелы так и бродят по сей день среди
людей, сражаясь за их души, ибо не должна душа
человеческая ни Богу, ни Сатане в рабстве служить.
Свободна она, как птица лесная, а в клетке хиреет
да умирает она. И не будет покоя нам, внучек, пока
есть на Земле-матушке рабство душ и те,
кто других рабами сделать хочет…
(Из сказок симуранов.)


Читать полностью










Обсудить на нашем форуме

Категория: Старая ВѢра (Инглiизмъ) | Добавил: Sventoyar (25.11.2013)
Просмотров: 1959 | Теги: Инглiизмъ, Родная Вера, Славяно-Арийская Культура, Олег Иванович Мамаев, «Беседы о Ведовстве» | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
РОДобожие © Льто 7518 - 7524 от С.М.З.Х. 18+ |