Понедельник, 05.12.2016, 08:20Главная | Регистрация | Вход

Форма входа

Логин:
Пароль:

Ключевые слова

Мини-чат



Славянское Время

Наши Праздники

Фаза луны

Поиск по сайту

Коляды Дар 7525

Живая Буквица

х'Арийская Каруна

Галерея

Алтайский мёд

Рунические Обереги



Славянские Рунические обереги на заказ

Старая ВѢра

Наследие Предковъ

Мудрословие

Наше Потомство

Здрава

Музыка Света

Русь в картинах

Славянский софт

Русский Домострой

Деревенская Жизнь

Запретные находки

Выживание

Наш Опрос

Чего вы ожидаете в лето 7520 от С.М.З.Х.? (2012 году)
Всего ответов: 3302

Славянская музыка

АудиоВѢды

Коловрат ТВ

Наши Друзья

Кнопка сайта



РОДобожие - Славяно-Арийская Культура - Наследие Предковъ.

Помощь сайту


Купить Алтайский мёд с личной пасеки

Ваша помощь
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку
Яндекс Деньги: 410011010026666

Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0




Рейтинг Славянских Сайтов



Голосуйте за наш сайт в каталоге Rubo.Ru















Яндекс.Метрика
Наследие Предковъ
Главная » Статьи » Книги, статьи » Созидание добродетельного потомства

Больница – лечебное учреждение или театр? (взгляд изнутри)


Это мой личный опыт и сугубо субъективные оценки того, что происходит в современных роддомах.

Началось все не с вешалки, а с приемного отделения. В малюсенькой комнатке часам к 9 утра собралось около 10 «пузатеньких» с сопровождающими их родственниками. Некоторые. заняв очередь еще в 8 -00, томились теперь ожиданием, а еще более того вопросами. Мой муж, представляя в качестве наивного наблюдателя различных российских реалий иностранца, сказал: «Наверное бы иностранец сошел бы здесь с ума и ему потребовался бы не роддом, а другое заведение мед. профиля». Действительно, тем, кто попал в больницу впервые, не было понятно ничего. Выспрашивание у других пациентов проходило туго, т.к. их семейные междусобойчики не располагали к иному общению. Получаемые все же ответы были односложны и противоречивы, поэтому не удовлетворяли насущного (не праздного) любопытства.

В этой комнатке была дверь с надписью «Приемная», а ниже значилось еще многозначительное слово «Фильтр». Оттуда показалась девушка в белом халате, но тут же скрылась. Ее исчезновение со скоростью пули у виска не оставило присутствующим ни единого шанса задать хоть какой-нибудь вопрос. Потом вышла другая постарше с лицом построже и сделала два объявления:

1. Больница переполнена, придется лежать в коридорах
2. Родственники не расходитесь, пока ваших не приняли в больницу.

Исчезла она с той же скоростью, что и первая. Вопросы повисли в воздухе…

Позже, когда мне сказали переодеваться и отдавать вещи мужу, я отдала верхнюю одежду и отпустила его, поскольку искренне полагала, что вопрос моей госпитализации уже решен. Однако ошибалась!

Итак, я сидела уже за дверью «Фильтр» и ждала своей очереди на собеседование к девушке в белом халате (так я и не поняла врач она или мед.сестра), при этом мне дали термометр. Через некоторое время девушка с непонятным статусом взяла у меня термометр и, взглянув на него, тут же встряхнула ни чуть не изменившись в лице и продолжала беседу с другой пациенткой. Из всего этого я сделала вывод, что температура у меня нормальная, тем более, что иначе, мед. работнику важно было бы указать какая именно у меня температура. А поскольку она мерила температуру сразу нескольким и при этом еще собеседовала и вела записи другой женщины, то вряд ли бы она положилась на память.

Когда вновь появилась женщина со строгим лицом, девушка сказала ей, что у меня температура, а мне, чтобы я не отпускала родственников. В ответ на то, что муж уже уехал раздраженно произнесла: «Мы же говорили, не отпускать родственников». Очевидно, несмотря на направление, класть в больницу меня не хотели.

Внимательный читатель, думаю, уже увидел хитрый механизм манипуляции мед.персонала, производящего «фильтрацию» пациентов на нужных и не нужных. Заранее я этой схемы не знала, иначе бы обязательно сама бы взглянула на термометр, прежде чем отдать. Хотя возможно, в этом случае у них продуман «запасной» вариант, и они бы придрались к чему-то другому.

Повисла напряженная пауза, но тут я догадалась сказать, что нахожусь здесь по «приглашению» их врача (назовем ее Богатова). Не буду называть ее истиной фамилии – Бог ей судья, и еще потому, что, думаю, многие врачи узнают себя в ней.

Произнесение нужной фамилии произвело просто чудодейственный эффект, все тут же забыли о моей повышенной температуре и уже не вспоминали о ней в течение всего моего пребывания в больнице. В своей истории родов (документ, который завели на меня в больнице) я уже потом нашла цифру 37 и 7 исправленную на 37 и 1. И еще много интересного было обнаружено в этой «истории». Например, в индивидуальном плане родов я смогла разобрать в, мягко скажем, корявом почерке Богатовой, что роды надо считать преждевременными и что было кровотечение в III триместре. Однако не намека на преждевременность, ни, тем более, кровотечения в мои 34 недели не было. Жалею только, что куриная вязь не позволила мне прочесть этот прелюбопытный документ целиком. В другом месте истории родов я нашла свои жалобы на слабость, головокружение и головные боли, которых, как Вы сами догадываетесь, не было. Более того, меня никто о жалобах и не спрашивал. Врачи во время обходов ограничивались лишь выслушиванием пульса ребенка («плода» как принято говорить у них). Кстати, и температурный график в истории родов присутствовал (показания колебались в пределах нормы), хотя сей чудный инструмент мед. диагностики – термометр в течение моего пребывания в отделении патологии беременности мне никто не предоставлял.

Теперь о забавном… Главным развлекательным мероприятием в отделении был сбор мочи. Как в Санкт-Петербурге есть шутка, что в этом городе можно ходить не только по большому и малому, но и по среднему, так в больнице я узнала, что малую нужду можно справлять по Земницкому, Ребергу и Нечипаренко. Не обходилось и дня без того, чтобы мы не колдовали со своей желтой жидкостью. Причем подробности манипуляций я узнавала больше от «дедов» заведения, тех, кто лежал дольше меня, нежели от мед. персонала. от последних исходили лишь требования соблюдать предписанный режим. Что мы только не делали! Мочились в узенькие пробирочки, колбочки, обрезанные баклажки, выливали и переливали, измеряли граммы, подсчитывали общесуточное количество, собирали и взбалтывали и неизменно сдавали пузырьки до 7 утра. Так что ОАМ (общий анализ мочи), сдаваемый в консультациях, казался нам детским лепетом.

Противоречивые чувства вызывала кухня. Радовало то, что кормили вкусно и даже разнообразно. Огорчало, что практически все, чем кормили, мне было противопоказано диетой, которую прописывал врач. Сейчас, уже по прошествии значительного времени, мне в таком противоречии тоже видится хитрая больничная уловка. Уже после нескольких дней пребывания в больнице любое ухудшение состояния, вызванное чем угодно (врачебных вмешательств была масса), можно было гарантированно списать на несоблюдение диеты. А если вдруг пациентка была сознательная и волевыми усилиями отказывалась от противопоказанной еды, то врачи вполне бы могли сказать: что же Вы хотите, Вы голоданием сами довели свой организм.

Отдельной песнью в больнице был душ. Поддон размером метр на метр и полное отсутствие каких-либо стенок не оставляли шанса беременным пациенткам проявить аккуратность. В соответствии с привычными законами вода текла вниз. А поскольку у беременных в отличие от обычных людей выпирают не только локти, но и непременно живот, вода скатывалась с них, выливаясь за край поддона. Засада была в том, что на кафельном полу душа слива не было. Поэтому за время купания там собирался несколько сантиметровый слой воды. Я конечно, не против самообслуживания и мое состояние здоровья позволяло убирать за собой. Но тряпка, находящаяся там для этих целей, всегда была в хлорном антисептическом растворе, которым уборщица мыла полы в больнице. При этом уборщицы всегда были в резиновых перчатках, а у нас таковых не было. Вот и одолевали меня печальные думки о состоянии кожи моих рук.

Совсем весело стало в последние несколько дней, когда «местная» тряпка и пришлось делить одну тряпку с 6-ю другими палатами. Вот и представьте, вылезаешь из душа, одеваешься, бежишь разыскивать тряпку, стучишься к купающимся в другие души, иногда ждешь, когда тряпку освободят, берешь, прибегаешь в свой, раздеваешься (поскольку иначе воду будут впитывать полы халата), вытираешь, обмываешься (крайне аккуратно) от хлорки, одеваешься снова, а тут уже и ждут либо душ либо тряпку. Вот так и купались.

На этом развлекательный репертуар больницы не заканчивался. Занимали нас еще капельницами и различными другими диагностическими и лечебными процедурами, на которые неизменно были длиннющие очереди. Поэтому запросто можно было, отстояв в одной очереди, опоздать на другие назначенные процедуры. В очередях мы уже сами развлекались разговорами как могли. Мне подозрительно было то, что первородящие, находящиеся в больнице, рожали как-то очень быстро (за пять, а иногда, за 3,5 часа. Это расходилось с моими теоретическими познаниями, что первые роды длятся 10-12 часов. Еще удалось выяснить, что большинство пациентов как-то скорее здоровы, нежели больны и являются «девочками Моржева» (фамилия изменена), Богатовой и других врачей больницы.

Главной интригой больничного лицедейства явились мои тщетные попытки поговорить с врачами. За неделю пребывания я так и не услышала ни о моем состоянии. ни о назначенных мне препаратах, ни о состоянии здоровья моего ребенка. Мне так же не удалось обсудить с врачом главную тему – мои роды. Цивилизация врачей упорно избегала контактов со мной, отвечая либо безаппеляционное «Мне сейчас некогда», либо предоставляя моему опешившему взору свои убегающие спины. Уже перед выпиской я предприняла последнюю отчаянную попытку назначить встречу. Но на мой вопрос: «Когда Вам было бы удобно поговорить со мной», произнесенный со всеми возможными реверансами вежливости, я получила раздраженный ответ, что после 2-х суток дежурства еле ворочается язык и опять была убегающая спина…

Это теперь мне все понятно, а тогда у меня возникло чувство вины, что я лезу со своими «проблемками» к такому занятому и уставшему человеку. Но рассуждая рационально, пришла к выводу, что со мной просто не хотели говорить. А если на какую-то секунду представить, что эта смертельная усталость врача, когда даже не возможно назначить мне встречу, действительно имела место быть, то возникает страшный вопрос: «А как она в таком состоянии только что принимала роды?» Прямо-таки рисуется ситуация военного времени, когда врачи сутками оперировали раненых, а потом сами падали от изнеможения. Но у нас же не война! Что это за безумные графики дежурств, после которых врач просто невменяем?

А может врач заложник своей неуемной жадности, когда у него как у Скруджа МакДака в глазах загораются доллары, и он готов работать, работать и работать, теряя инстинкт самосохранения. Здесь уже даже и не приходиться говорить о качестве их работы.

Может от меня ждали, что я заплачу за госпитализацию, тогда врачи были бы сговорчивее? Хотя все пациентки, с кем мне удалось обсудить этот щекотливый вопрос, говорили, что врач берет деньги только после родов. В то время я просто терялась в догадках, теперь же мне понятно, что я просто была «неудобным» клиентом с кучей «лишних» вопросов и массой «претензий», на которые, как считали врачи я просто не имела право (несмотря на предполагаемую оплату). С других можно было получить те же деньги без лишних проблем и не усложняя себе жизнь.

Скудную, отрывочную и, как я подозреваю, не всегда истинную информацию о препаратах, вводимых мне, получалось выспрашивать у мед.сестер. Короткий комментарий «все в порядке» доли на КТГ. Украдкой (потому что врачи делали за это замечание) листала свою историю родов, знакомясь с результатами анализов. Вот так, как птичка, я и клевала зернышки информации, пытаясь составить хоть какое-то представление о своем состоянии. И чем дальше, тем более я утверждалась в мысли, что я и мой ребенок совершенно здоровы. Так что же я делаю в этом странном месте? Почему я называюсь больной и послушно играю непонятно кем присвоенную мне роль?

Наверное, от этого и появилась у меня столь явная ассоциация больницы с театром: кто-то делает вид, что болеет, а кто-то играет роль врачей, медсестер и прочие. Только кухарки и уборщицы были сами собой.

Драматическим апофеозом этой саркастической трагикомедии стало следующее событие. За несколько дней до выписки в больницу попала женщина по-настоящему нуждающаяся во врачебной помощи. У нее была 3-х плодная !!! беременность и кровотечение (как объяснил врач, более сильные плоды стремятся выжить слабого). Она хотела этих детей и ждала их, тем более что это были мальчики. И после 2-х девочек, которые в их семье уже были, они с мужем очень хотели мальчиков.

В эту больницу ее привезли в соответствии с местом жительства, видимо поэтому, в госпитализации ей отказать не смогли. После осмотра на кресле, ее просто оставили лежать в нашей палате, врач, казалось, забыл о ней. Примечательно то, что и ей принесли узенькую пробирочку для сбора мочи. Но никто ей так и не смог объяснить как можно осуществит эту фигуру высшего пилотажа, не нарушая строжайшего постельного режима. Ухаживали за ней мы, только судно приходила выносить уборщица. Спустя сутки у «лежачей» поднялась высокая температура. После осмотра ей сказали, что один плод умер, и ей будут вызывать преждевременные роды. Беременность ее составляла 21 неделю, следовательно, шансов выжить при такой процедуре у 2-х других детей не было.

Не берусь обвинять врачей в том, что они даже не попытались сохранить два сильных, полноценных, здоровых плода. Может быть, такая операция не возможна или просто не было необходимого оборудования. Если донный текст читает кто-нибудь из профессиональных акушеров-гинекологов, то оставьте, пожалуйста, свои комментарии по данному вопросу, будет интересно узнать Ваше квалифицированное мнение). В общем, все кончилось тем, что ей сделали укол (мед.сестра сказала – антибиотик), а через некоторое время у нее начались схватки и ее повели на роды.

Тут звучит мой глубокий скорбный вздох по поводу личной трагедии этой больной. А в адрес нашей медицины – злой саркастический смешок: как нас здоровых блатных лечить, так они сильны, а тех, кому действительно нужна медицинская помощь, отправляют на аборт.

Я думаю, что это пороки нашей системы, прогнившей самой верхушки. А врачи? Врачи разные: кто-то бездушный автомат по зарабатыванию денег, кто-то действительно умудряется помогать людям и по-человечески относиться к больным даже в этих условиях. Но полагаю, что все у кого осталась совесть идут на сделку с ней, оставаясь работать в этой ужасной античеловеческой системе под названием здравоохранение РФ.









Обсудить на нашем форуме

Категория: Созидание добродетельного потомства | Добавил: Sventoyar (11.03.2012)
Просмотров: 881 | Теги: лечебное учреждение или театр, Созидание Благодетельного Потомства, больница, Взгляд изнутри, общество | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
РОДобожие © Льто 7518 - 7524 от С.М.З.Х. 18+ |