Четверг, 18.01.2018, 21:40Главная | Регистрация | Вход

Форма входа

Ключевые слова

Мини-чат



Славянское Время

Наши Праздники

Фаза луны

Поиск по сайту

Коляды Дар 7526

Живая Буквица

Галерея

Алтайский мёд

Рунические Обереги



Славянские Рунические обереги на заказ

Наследие Предковъ

Мудрословие

Наше Потомство

Здрава

Музыка Света

Русь в картинах

Славянский софт

Русский Домострой

Деревенская Жизнь

Запретные находки

Выживание

Наш Опрос

Чего вы ожидаете в лето 7520 от С.М.З.Х.? (2012 году)
Всего ответов: 3316

Славянская музыка

Коловрат ТВ

Наши Друзья

Кнопка сайта



РОДобожие - Славяно-Арийская Культура - Наследие Предковъ.

Помощь сайту


Купить Алтайский мёд с личной пасеки

Ваша помощь
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку
Яндекс Деньги: 410011010026666

Статистика

Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0




Рейтинг Славянских Сайтов



Голосуйте за наш сайт в каталоге Rubo.Ru















Яндекс.Метрика
Наследие Предковъ
Главная » Статьи » Книги, статьи » Наследие Предковъ

СЛАВЯНЕ И СКИФЫ

СЛАВЯНЕ И СКИФЫ 

Около 750 года до н. э. на черноморском побережье возникли первые колонии ионических городов-метрополий. Очень скоро Понт Аксинский («негостеприимный») сменил свой эпитет на Эвксинский – «гостеприимный». Литературным следствием греческой колонизации Черного моря было появление первого историко-этнографического описания северной части ойкумены, принадлежавшее Геродоту (ок. 484–425 гг. до н. э.). Более десяти лет им владела «охота к перемене мест». За это время он объездил почти все страны Передней Азии и побывал в Северном Причерноморье. Геродот наблюдал и изучал обычаи и нравы чужих народов без тени расового высокомерия, с неистощимым интересом подлинного исследователя, «чтобы прошедшие события с течением времени не пришли в забвение и великие и удивления достойные деяния как эллинов, так и варваров не остались в безвестности», – за что был причислен Плутархом (ок. 46–после 119 г. н. э.) к «филоварварам» – любителям чужого, презираемым образованными людьми того времени. К сожалению, исконно славянские земли остались совершенно неизвестными «отцу истории». Области за Дунаем, пишет он, «по-видимому, необитаемы и беспредельны». Он знает только одну народность, живущую севернее Дуная, а именно сигиннов, кочевое ираноязычное племя. Сигинны во времена Геродота заняли территорию почти по всему степному левобережью Дуная; на западе их земли простирались до владений адриатических венетов. Из этого можно заключить, что в V веке до н. э. области славянского поселения все еще находились к северу от почти непрерывной горной цепи – Рудных гор, Судет, Татр, Бескид и Карпат, – протянувшейся по Центральной и Восточной Европе с запада на восток. Гораздо больше сведений Геродоту удалось собрать о Скифии и скифах. Скифы, в VIII веке до н. э. вытеснившие из Северного Причерноморья полулегендарных киммерийцев, вызывали живой интерес у греков из-за их соседства с греческими колониями в Крыму, снабжавшими хлебом Афины и другие эллинские города-государства. Аристотель даже упрекал афинян за то, что они целые дни проводят на площади, слушая волшебные повести и рассказы людей, возвратившихся с Борисфена (Днепра). Скифы слыли по-варварски храбрым и жестоким народом: они сдирали кожу с убитых врагов и пили вино из их черепов. Сражались они как пешими, так и конными. Особенно славились скифские лучники, чьи стрелы были обмазаны ядом. В изображении образа жизни скифов античным писателям редко удавалось избежать тенденциозности: одни рисовали их людоедами, пожиравшими собственных детей, тогда как другие, наоборот, превозносили чистоту и неиспорченность скифских нравов и упрекали своих соотечественников за то, что они развращают этих невинных детей природы, приобщая их к достижениям эллинской цивилизации. Помимо личных пристрастий, заставлявших греческих писателей выпячивать те или иные черты скифских нравов, правдивому изображению скифов мешало одно, чисто объективное затруднение. Дело в том, что греки постоянно путали скифов, принадлежавших к ираноязычным народностям, с другими народами Северного Причерноморья. Так, Гиппократ в своем трактате «О воздухе, водах и местностях» под именем скифов описал каких-то монголоидов: «Скифы походят только на самих себя: цвет кожи их желтый; тело тучное и мясистое, они безбороды, что уподобляет их мужчин женщинам» (1). Сам Геродот затруднялся сказать что-либо определенное о преобладающем в «Скифии» населении. «Численности скифов, – пишет он, – я не мог узнать с точностью, но слышал два разных суждения: по одному, их очень много, по другому, скифов собственно мало, а кроме них живут (в Скифии. – С.Ц.) и другие народы». Поэтому Геродот называет скифами то всех обитателей причерноморских степей, то только один народ, господствующий над всеми другими. При описании образа жизни скифов историк также вступает в противоречие сам с собой. Его характеристика скифов как бедного кочевого народа, не имеющего ни городов, ни укреплений, а живущего в повозках и питающегося продуктами скотоводства – мясом, кобыльим молоком, творогом и проч., тут же разрушается рассказом о скифах-пахарях, торгующим хлебом. Это противоречие проистекало из того, что античные писатели плохо представляли себе политическое и социальное устройство степняков. Скифское государство, представлявшее собой конфедерацию собственно скифских родов, было устроено по образцу всех прочих кочевых империй, когда одна сравнительно небольшая в численном отношении орда господствовала над чужеплеменными кочевыми ордами и оседлым населением. Согласно Геродоту, главной скифской ордой были «царские скифы» – их самоназвание было «сколоты» (2), которых историк называет самыми доблестными и наиболее многочисленными. Всех прочих скифов они считали подвластными себе рабами. Цари скифов-сколотов одевались с поистине варварской пышностью. На одежде одного такого владыки из так называемой Куль-Обской могилы близ Керчи были пришиты 266 золотых бляшек общим весом до полутора килограммов. Кочевали сколоты в Северной Таврии. Восточнее, в соседстве с ними, жила другая орда, именуемая у Геродота скифами-кочевниками. Обе эти орды и составляли собственно скифское население Северного Причерноморья. Скифия простиралась на север не очень далеко (днепровские пороги не были известны Геродоту), охватывая довольно узкую в то время степную полосу Северного Причерноморья. Но как любые другие степняки, скифы нередко отправлялись в военные набеги на своих близких и дальних соседей. Судя по археологическим находкам, они достигали на западе бассейна Одера и Эльбы, разоряя по пути славянские поселения. Территория лужицкой культуры подвергалась их нашествиям с конца VI века до н. э., и эти удары в спину, надо полагать, значительно облегчили венетам покорение славян. Археологами обнаружены характерные скифские наконечники стрел, застрявшие в валах лужицких городищ с внешней стороны. Часть городищ, относящихся к этому времени, хранит следы пожаров или разрушений, как, например, городище Вицин в Зеленогурском регионе Чехии, где помимо прочего найдены скелеты женщин и детей, погибших во время одного из скифских набегов. Вместе с тем своеобразный и изящный «звериный стиль» скифского искусства находил множество поклонников среди славянских мужчин и женщин. Многочисленные скифские украшения на местах лужицких поселений свидетельствуют о постоянных торговых сношениях славян со скифским миром Северного Причерноморья. Торговля велась скорее всего через посредников, так как между славянами и скифами вклинились известные Геродоту племена ализонов и «скифов-земледельцев», живших где-то по течению Буга. Вероятно, это были какие-то подчиненные скифами ираноязычные народности. Далее на север простирались земли невров, за которыми, по словам Геродота, «идет уже безлюдная пустыня». Историк сетует, что проникнуть туда невозможно из-за метелей и вьюг: «Земля и воздух там полны перьев, а это-то и мешает зрению». О самих неврах Геродот рассказывает с чужих слов и очень скупо – что обычаи у них «скифские», и сами они колдуны: «…каждый невр ежегодно на несколько дней обращается в волка, а затем снова принимает человеческий облик». Впрочем, Геродот добавляет, что не верит этому, и, разумеется, правильно делает. Наверное, в данном случае до него дошли в сильно искаженном виде сведения о каком-то магическом обряде, или, быть может, обычае невров во время ежегодного религиозного праздника одеваться в волчьи шкуры. Высказывались предположения о славянской принадлежности невров, поскольку легенды об оборотнях-волкодлаках позднее были чрезвычайно распространены на Украине. Однако это маловероятно. В античной поэзии есть короткая строка с выразительным описанием невра: «...невр-супостат, в броню одевший коня». Согласимся, что невр, восседающий на бронированном коне, мало похож надревнего славянина, каким его рисуют античные источники и археология. Зато известно, что кельты были искусными металлургами и кузнецами; культ лошади был у них чрезвычайно популярен. Поэтому более естественно допустить кельтскую принадлежность геродотовскихневров, связав их имя с названием кельтского племени нервиев (Nervii). Такова Скифия и прилегающие к ней земли по сообщениям Геродота. В классическую эпоху Греции, когда сложилась и оформилась античная литературная традиция, скифы были самым могущественным и, главное, наиболее известным грекам народом варварской Европы. Поэтому впоследствии имя Скифии и скифов использовалось античными и средневековыми писателями как традиционное название Северного Причерноморья и обитателей юга нашей страны, а иногда вообще всей России и русских. Об этом писал уже Нестор: улучи и тиверцы «седяху по Днестру, по Бугу и по Днепру до самого моря; суть грады их и до сего дня; прежде эта земля звалась греками Великая Скуфь». В X веке Лев Диакон в своем описании войны князя Святослава с болгарами и византийским императором Иоанном Цимисхием назвал русов их собственным именем – 24 раза, зато скифами – 63 раза, тавроскифами – 21 и таврами – 9 раз, не упомянув при этом вообще имени славян (Сюзюмов М. Я., Иванов С. А. Комментарии к кн.: Лев Диакон. История. М., 1988. С. 182).Западноевропейцы очень долго использовали эту традицию, именуя «скифами» жителей Московского государства даже в XVI–XVII веках. 1. А. Блок в соответствии с «монгольской» теорией происхождения скифов, популярной в конце XIX – начале XX в., наделил их в своем известном стихотворении «раскосыми очами», каковых у них в действительности никогда не было. 2. Академик Б. А. Рыбаков в своих трудах настойчиво отождествлял скифов-сколотов с протославянами. В качестве главного аргумента он использовал слово «сколотный» в значении «внебрачный сын», ссылаясь на один сюжет из древнерусских былин, повествующий о рождении у Ильи Муромца сына от степной поляницы-богатырши. Этого мальчика по имени Сокольник (или Подсокольник) его сверстники и дразнили «сколотным». Обидчики были жителями степи, следовательно, делал вывод Рыбаков, «сколоты» в их устах есть древнейшее название славян, т.е. геродотовских скифов-сколотов. Удивительно, что уважаемый ученый, увлеченный своей смелой гипотезой, не удосужился в данном случае заглянуть хотя бы в словарь Даля, где слово «сколотный» в его упомянутом значении отнесено к глаголам «сколачивать, сколотить». Таким образом, «сколотный сын», «сколоток», «сколотыш» означает то же, что и более позднее выражение «б… сын», т. е. «семибатечный» ребенок, зачатый гулящей матерью от неизвестного отца (по аналогии со «сколотным платьем» – одеждой, сшитой из нескольких лоскутов ткани). Скифы-сколоты на поверку оказываются совершенно ни при чем. Что довольно убедительно сделал Рыбаков - так это показал, что сколоты легенды о трех сынах Таргитая никак не могут быть одним народом с собственно скифами. Сколоты автохоны (потомки "дочери Борисфена") и земледельцы (золотой плуг с ярмом - в первой тройке сакральных сокровищ), а скифы - исторически недавние на момент описанных Геродотом событий пришельцы и кочевники, не знающие земледелия и не имеющие полей, что неоднократно Геродотом подчеркивается. А вот со славянами их он отождествил действительно напрасно. Тут весьма серьезной преградой является факт, что земледельцы-сколоты, "борисфениты", активно торговали с греками - в то время как славяне общались с этим народом не иначе как через римское посредство, на что указывает само слово "греки". *** 5. По рассказам скифов, народ их – моложе всех. А произошел он таким образом. Первым жителем этой еще необитаемой тогда страны был человек по имени Таргитай. Родителями этого Таргитая, как говорят скифы, были Зевс и дочь реки Борисфена (я этому, конечно, не верю, несмотря на их утверждения). Такого рода был Таргитай, а у него было трое сыновей: Липоксаис, Арпоксаис и самый младший – Колаксаис. В их царствование на Скифскую землю с неба упали золотые предметы: плуг, ярмо, секира и чаша6. Первым увидел эти вещи старший брат. Едва он подошел, чтобы поднять их, как золото запылало. Тогда он отступил, и приблизился второй брат, и опять золото было объято пламенем. Так жар пылающего золота отогнал обоих братьев, но, когда подошел третий, младший, брат, пламя погасло, и он отнес золото к себе в дом. Поэтому старшие братья согласились отдать царство младшему. 6. Так вот, от Липоксаиса, как говорят, произошло скифское племя, называемое авхатами, от среднего брата – племя катиаров и траспиев, а от младшего из братьев – царя – племя паралатов. Все племена вместе называются сколотами, т. е. царскими. Эллины же зовут их скифами. 7. Так рассказывают скифы о происхождении своего народа. Они думают, впрочем, что со времен первого царя Таргитая до вторжения в их землю Дария прошло как раз только 1000 лет (*) Вот, собственно, приводимое Геродотом предание, вокруг которого столько споров. Пресловутому Б.А. Рыбакову вменяют в вину, что он-де привязал это предание к скифам-земледельцам, тогда как оно имело в виду всех скифов. Я, со своей стороны, затрудняюсь понять уважаемыхскифологов. Как можно приписывать всем скифам - о которых Геродот несколько раз повторяет, что они "не землепашцы, а кочевники" - почитание золотого плуга? Далее, обращаю внимание на выделенные мною в тексте места. Там ясно сказано, что прародительницей сколотов являлась "дочь Борисфена", Днепра - то есть это легенда автохтонов Приднепровья, более того, легенду относили ко временам за тысячу лет до похода Дария - то есть к середине второго тысячелетия до нхл. Собственно же скифы, как во времена Геродота отличнейше помнили, не так давно пришли в северное Причерноморье из земель массагетов. Итак, "сколоты", о которых говорится в предании, цитируемом Геродотом, это пахари-автохтоны. Скифы, о которых говорит он же, это кочевники-пришельцы. Совершенно очевидно, что без путаницы не обошлось. Сколоты и скифы не могут быть одним народом.

СКИФЫ. СКИФСКАЯ ПРИНЦЕССА (АЛТАЙСКАЯ ПРИНЦЕССА) 



Скифы— название применяющееся к некоторым племенам и народам, обитавшим в Восточной Европе, Средней Азии и Сибири в эпоху античности и времена Великого переселения народов. Кто же они такие скифы? Все помнят со школьной скамьи известные строки Александра Блока: Мильоны - вас. Нас - тьмы, и тьмы, и тьмы. Попробуйте, сразитесь с нами! Да, скифы - мы! Да, азиаты - мы, С раскосыми и жадными очами! («Скифы» Александр Блок) Вот такой стереотип скифов и сложился у нас, что скифы- это кочевые воинственные племена монголоидной расы, что-то типа монголо-татар. А стереотип оказался ошибочным. Прежде всего определимся где именно жили скифы? Вопрос о географии Скифии сложный. Различают две ее большие части: восточную, степную, между Доном и Днепром, включая северный степной Крым, занятую кочевниками, и западную, заселенную земледельческим населением —в основном до Приднестровья и частично до Буга. Западная граница расселения скифов постоянно менялась. Влияние скифской культуры распространялось в период IV—III вв. до н. э. далеко на запад, в Карпато-Дунайскую область и фракийский мир, и на север. Более стабильной была восточная граница расселения скифов. По сведениям Геродота, она проходила по Дону, разделявшему скифов с сарматами. В горных долинах Алтая: Пазырык, Укок и на Кош-Агачском плато, жил древний народ (его самоназвание не зафиксировано у древних авторов), известный по памятникам пазырыкской культуры. В центре Южной Сибири, в Хакасско-Минусинском районе по обоим берегам Енисея, в пределах степных и лесостепных долин и на север до линии Красноярск —Ачинск — Мариинск располагалась территория татарской культуре —наиболее мощного центра культуры скифского мира на востоке. В верховьях Енисея и долине Тувы жили племена уюкской культуры. Наконец, восточную часть скифо-сибирского мира занимала культура ордос в Восточной Азии. Из этого перечисления очевидно, что в скифскую эпоху европейские и азиатские степи и прилегающие к ним лесостепи, полупустыни, горные долины и предгорья были заселены различными племенами в основном иранской языковой группы. В схеме классификации языков скифский язык относится к древнеиранским, а сарматский и аланский языки - к среднеиранским языкам. Археологический материал отмечает сходство предметов изобразительного искусства (вооружение, детали конской сбруи и произведения искусства) как из южнорусских курганов скифской знати, так и из курганов, раскопанных в Южной Сибири. В степях Евразии в скифское время наряду с местными культами сложились имеющие древнюю подоснову общие скифо-сибирские культы: предков, животных, солнца, растительных сил природы (Древа жизни), а позднее, с V в. до н. э.,— культ огня. Они были отражением представлений о мире, о Вселенной, идеи борьбы добра и зла, обожествления солнца и других сил природы, таинства круговорота в природе. Отголоски этой сложной мифологической системы прослеживаются прежде всего в погребальном обряде и искусстве так называемого звериного стиля, которые являются убедительным доказательством идеологического единства культур и народов скифо-сибирского мира. Среди этого окружения можно выделить культуры скифского облика, настолько близкие к группе основных культур, что их инвентарь фактически ничем не отличался от скифского. К ним можно отнести культуру лесостепной Скифии, милоградскую и ананьинскую культуры на периферии скифов, на юге культуры скифского времени Узбекистана, на востоке—культура скифского времени Забайкалья. Наконец, можно отметить культуры со специфическим обрядом погребения, устройством погребальных сооружений, керамикой, хозяйственным инвентарем. Но и в них ощущается влияние скифо-сибирского звериного стиля, скифских форм предметов вооружения, бронзового и железного инвентаря. Это саргатская культура в Барабе, большереченская на Оби, культуры Красноярско-Канского района и Южного Приангарья. К тому же этнический и языковой состав этого древнего населения не был единым, здесь были и финно-угры, как, например, ананьинцы, и, возможно, прототюрки — к востоку от Енисея. Таким образом: Основными носителями культуры скифо-сибирского мира были древние индоиранцы. По соседству с ними жили народы финно-угорской, самодийской, протославянской, прототюркской и других групп. Культура этих народов была близка скифской вследствие взаимопроникновения из-за происходящих в то время миграционных процессов. Как выглядели скифы? Индоиранцы- это представители индо-европейской расы, т.е. выглядели они как мы с вами. Хорошее доказательство этому предположению является находка на плато Укок мумии молодой женщины, которую прозвали "алтайская принцесса" или "скифская принцесса". Так выглядела принцесса Укока при жизни (реконструкция ученых) Вкраце история такова:в 1993 году новосибирские археологи проводили раскопку кургана на плато Укок и обнаружили хорошо сохранившуюся мумию девушки. Колода, в которую было помещено тело похороненной, была заполнена льдом. Именно поэтому мумия женщины хорошо сохранилась. В камере обнаружили шесть коней под сёдлами и со сбруей, а так же деревянная колода из лиственницы, заколоченная бронзовыми гвоздями. Исследования показали, что захоронение относится к периоду пазырыкской культуры Алтая, сделано в 5-3 веках до нашей эры.Онабыла одета в шелковую рубашку, шерстяную юбку, войлочные носки, шуба и парик, на ее руках имелись узорчатые татуировки. Рост девушки около 172 см. Находку перевезли в Новосибирск, хотя местные жители были категорически против-нельзя тревожить прах предков. В Новосибирске мумия стала катастрофически чернеть (т.е. пошел процесс разложения тканей), ученые испугались и обратились за помощью в Москву в НИИ, который занимался мумифицированием тела Ленина. Ученые взялись восстановить кожный покров принцессы. В процессе этой работы конечно же взяли образцы тканей на исследования ДНК и обнаружилось, что принцесса не имеет отношения к тюркским народам и принадлежит к индо-европейской расе. Эти данные подтвердила и реконструкция лица по черепу. Генетически населявший в то время народ близок к современным селькупам. Она умерла в молодом возрасте (около 25 лет от роду) и принадлежала к средним слоям пазырыкского общества. Поскольку алтайцы относятся к монголоидной расе, они с возмущением восприняли информацию ученых, посчитали, что так их лишают наследия предков. Однако не существует особого гена, отвечающего за расу. До половины популяции алтайцев имеют Y-хромосому, принадлежащую к гаплогруппе R1a, условно считающейся восточноевропейской. С другой стороны, в разных погребениях пазырыкской культуры обнаруживаются черепа, характерные как для монголоидов, так и для европеоидов, а также промежуточные варианты. Таким образом, нет причин для сомнения в генетической связи народа пазырыкской культуры с современными народами региона.

Источник









Обсудить на нашем форуме

Категория: Наследие Предковъ | Добавил: Sventoyar (09.01.2018)
Просмотров: 130 | Теги: Славяно-Арийская Культура, СЛАВЯНЕ И СКИФЫ Наследие Предковъ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
РОДобожие © Льто 7518 - 7524 от С.М.З.Х. 18+ |