Дзяды

Дзяды – деды по-русски. Белорусский государственный праздник памяти предков

В конце ноября по всему миру некоторые люди отмечают Хэллоуин – старый кельтский праздник. Между тем, у нас, белорусов, есть свой праздник, происходящий из того же корня, что и Хэллоуин, но, как мне кажется, более адекватный и добрый.

Праздник этот называется – Дзяды. В государственном календаре праздников и памятных дат, он закреплён на второе ноября, но в целом празднуется в последние дни октября и/или первые дни ноября. Народный календарь в таких делах не всегда точно зафиксирован – даты могли разнится от деревни к деревне.

Начнём с перевода. Как не трудно догадаться, Дзяды – это деды, по-русски. Дзядами называли как самих предков («гэта было пры дзядах яшчэ»), так и их души («яны гляздяць за табой»). Вообще ведь Дзяды шли почти каждый квартал: на Масленицу, на Радауницу, на Троицу, петровкие Дзяды, зьмитровские. Самыми главными Дзядами были осенние.

В центре праздника – ужин в память умерших предков. В этот день все домашние мылись в бане и обязательно оставляли немного воды и веник для предков.

Потом готовили богатый ужин. Предков надо было щедро угостить и повеселить, как следует, иначе они могли обидеться и наслать не урожай и разные несчастье.

Прежде чем сесть за стол, хозяин (то есть главный мужчина в доме) обходил праздничный стол со свечкой в руках, открывал окра и двери и по именам звал предков присоединиться.

Блюд было разное количество, где чётное, где не чётное. Придумки про них тоже были разные – кое-где разрешали съесть только три блюда и выпить только три чарки.

Что обязательно было на столе, так это дедовская чарка и дедовская миска, куда каждый из присутствующих отливал питьё и откладывал еду. Буквально, что себе положил (а еды, напоминаю, было много), тем и с предком поделился. Во многих деревнях и сёлах остатки пиршества оставляли на столе, потому что думали, что предки могут оставаться за этим столом до утра.

Во время ужина говорили только о предках, вспоминали их дела, свершения, забавные случаи, советы.

После ужина хозяин говорил (даю в переводе): «Святые деды, вы сюда прилетели, пили, ели, летите ж теперь к себе». Это, конечно, не гарантировало, что предки уйдут, зато давало отмашку гаданию – горящую свечку тушили блином или куском хлеба и смотрели, куда пойдёт дым. Если шёл вверх, то это хорошо, а если в бок и, особенно, в сторону дверей – это плохо. К покойнику, стало быть.

После ужина начиналось увеселение предков. Веселили их по-простому – плясками, песнями, маскарадом (очень, кстати, популярное было развлечение). Которые были побогаче устраивали фейерверки. Существовало поверье, что если ночь после ужина в этот день не спать, то можно увидеть дзядов. О как.

Собственно, наши маскарады на Дзяды тотально и абсолютно равны маскарадам на заморский Halloween.

Правда, есть одно «но». На Хэллоуин люди рядятся в маски и костюмы, чтобы отпугнуть духов, или хотя бы уподобится им. Это гарантирует выживание – духи или убегут, или признают за своего. В любом случае – не тронут.

А на наши Дзяды маскарад нужен для того, чтобы предки увидели – после их смерти жизнь продолжается, род живёт, членам рода весело. От такого и самим можно повеселиться. Как ни крути, а Дзяды получаются в разы гуманнее и добрее.

Но вернёмся к описанию праздника.

В некоторых районах на праздник навещали кладбища. Убирали могилы, поправляли ограды, кресты и т.п. На могилах оставляли угощение.

Бывало так же, кто в честь каждого умершего разводили отдельный костёр – прямом на могиле. Приносили в горшочке угли, поджигали от них хворост, а сам горшочек разбивали.

Так и жили.

Теперь чуть-чуть современного взгляда на этот праздник.

Любое символическое действо (а праздники – это наиболее символические действия), которое смог продержаться более века, я считаю, выполняет в обществе какую-либо важную функцию.

Если подойти к Дзядам с этой позиции, то его функция, похоже, в том, чтобы познакомить людей со смертью. Ну то есть помогает примириться с ней, понять, что все там будем.

Ведь сейчас смерть удалена от людей. Живя в большом городе, мы редко с ней сталкиваемся вот так, мирно. Да, аварии, катастрофы – это есть. Но здесь смерть страшная. А там, на кладбище, она просто есть. А уж за столом с богатым ужином (что случалось все несколько раз в год) так и вообще терпимо выглядит.

Плюс – вспомнить предков, рассказать о них подрастающему поколению. Думать о предках, не забывать кто они и откуда (представляете, насколько люди хорошо могли знать своих предков, если всех приходилось звать по именам?).

Словом, очень важный и полезный праздник.

 

Источник